marc_aureli (marc_aureli) wrote,
marc_aureli
marc_aureli

Будущее Франции: мусульманская страна?

http://proxy.whoisaaronbrown.com/proxy/http://via-midgard.info/uploads/posts/2016-01/1453435874_cover_crop_f45db27b8bfa6f9b.jpg
http://polismi.ru/politika/evrosoyuz-titanik/1633-musulmanskoe-demograficheskoe-budushchee-frantsii.html

Мусульманское демографическое будущее Франции
Автор: Ив Маму   22 февраля 2017

Новое исследование Национального института статистических и экономических исследований (ИНСЕЕ), озаглавленное «Родившиеся во Франции у родителей иммигрантов», предлагает взглянуть на этнический состав французского общества.

  • Мусульманское население Франции может резко вырасти до 15-17 миллионов, но точную его численность никто не узнает, если не изменить закон, запрещающий официальный сбор данных об этнической принадлежности.

  • Эти данные не принимают в расчёт мусульманское население, которое иммигрировало во Францию из Северной Африки в 1960-е и начале 1970-х. Их несколько миллионов — никто не знает, сколько именно. Поскольку демографы больше не считают их внуков и правнуков мусульманами. Эти мусульмане, скорее, входят в статистику как французские граждане, рождёнными французскими родителями. Они — мусульмане, но не попадают в поле зрения статистики.

Время от времени  Национальный институт статистических и экономических исследований (ИНСЕЕ) предлагает взглянуть на этнический состав французского общества. Исследование «Родившиеся во Франции у родителей иммигрантов»  (Être né en France d'un parent immigré), опубликованное в феврале 2017 года — одно из исследований.

Как и несколько других, исследование ИНСЕЕ предлагает частичное отображение этнического состава французского населения. Статистический анализ — с ответом на вечный вопрос: сколько во Франции мусульман? — воспринимался бы, как дискриминационный и возмутительный. С учетом «интеграционной модели» Франции, никто не осмелится идентифицировать людей с учётом их происхождения, вероисповедания, цвета кожи и так далее. Француз — это француз, какого бы цвета ни была его кожа или какая у него религия, и любой учёт населения, имеющего корни в странах, расположенных к югу от Сахары — например, уровень образования их или их детей, какая у родителей работа, сколько раз они посещают мечеть, провели ли они какое-то время в тюрьме — противозаконно, дискриминационно и вообще расистское. Это население должно исчезнуть в обобщенных данных французского населения.

Однако исследование обеспечивает кое-какой весьма наглядной информацией. В 2015 году 7,3 миллиона людей, родившихся во Франции, имеет как минимум одного из родителя-иммигранта (11% населения). Из этих 7,3 миллиона 45% европейского происхождения, большинство — дети иммигрантов, прибывших во Францию из Испании (8%) или Италии (12%) ещё в 1930-х или из Португалии в 1970-х и прибывающих по сей день. Можно предположить, хотя в самом исследовании этого не написано, что эти люди христианского происхождения.

Ещё одна группа состоит из африканцев. 42% из 7,3 миллионов детей, родившихся во Франции у родителей-иммигрантов, имеют африканские корни, главным образом это Северная Африка. Они прибыли из Алжира (15%), Марокко (11%), Туниса (5%) и стран, расположенных южнее Сахары (11%). Хотя в исследовании нет уточнения, но, по-видимому, подавляющее большинство — мусульмане.

Следующая группа, дети из семей турецких мигрантов, составляют 4% от 7,3 миллиона человек. Эти люди классифицируются как азиаты; они не включены в африканскую и мусульманскую группы. Большинство имеющих турецкие корни также предположительно мусульманине.

Следовательно, напрашивается вывод, что 46% потомков иммигрантов — мусульмане и 45% — христиане. Оставшиеся 9% либо из Восточной Азии, либо  из стран Южной и Северной Америки.

Критикуя ограниченность данных этого исследования, французский демограф Мишель Трибала опубликовала некоторые личные выводы на новостном сайте Atlántico. Во-первых Трибала выразила сожаление, что «нет цифр по населению иностранного происхождения за два поколения». Но, говорит она, не так уж сложно собрать их самостоятельно.

«Если мы добавим два поколения (иммигранты и дети иммигрантов), это даст всего 13,5 миллионов или 20,4% населения. Таким образом у нас в 2015 году чуть больше, чем каждый пятый житель иностранного происхождения, если брать два поколения».

На вопрос Gatestone, как она пришла к цифре 13,5 миллионов, она ответила:

«Очень просто. Я сложила население  иммигрантов в 2015 году (6,2 миллиона) к данным  ИНСЕЕ о 7,3 миллионов детей иммигрантов, и получилось 13,5 миллионов».

В своей статье на сайте  Atlántico Трибала утверждает, что более важен, чем картина данных 2015 года уровень роста, который к этим показателям привёл. Трибала рассчитала собственные оценки этого роста с началом отсчета в 1986-м, 1999-м и 2011-м годах, придя к данным об ошеломляюще быстром росте числа мигрантов за два поколения: 13,5 миллионов мигрантов в 2015 году (20,5%, 300 000 «исчезли» с французских заморских территорий), 12,1 миллиона было четырьмя годами ранее и 9,8 миллиона в 1999 году. Иными словами 19,2% в 2011 году и 16,8% в 1999-м. Население, состоящее из французов иностранного происхождения, выросло — если рассматривать только два поколения — на 9% только с 2011 года до 2015-го.

За тот же период число французских детей, родившихся во Франции от родителей, рожденных во Франции, выросло всего на 2,6%, — пишет Трибала.

Соответственно, французское население выросло существенно лишь за счет иммиграции. Но какой иммиграции? Христиан или мусульман? Трибала продолжает:

«Я показала, что ежегодная скорость роста иммигрантов между 1975-м и 1999-м годами была почти нулевой. Но всё совсем не так с 1999-2015-е... Население суб-сахарского происхождения — одно из наиболее быстро растущих. За четыре года (2011-2015) если рассматривать два поколения (иммигрантов и детей иммигрантов) население стран, расположенных южнее Сахары, по-видимому, выросло на 43%. Это население крайне молодо. В 2015 году 80% детей суб-сахарских иммигрантов было в возрасте до 25 лет (выделено автором).

Эти выводы подтверждены другим исследованием  ИНСЕЕ, «Демография  потомков иммигрантов» (Démographie des descendants d'immigrés), опубликованном в 2014 году.

«Население Турции и стран, расположенных южнее Сахары, растёт крайне быстрыми темпами (что может привести к его удвоению менее чем за 10 лет, если так будет продолжаться)... Общий уровень рождаемости женщин в Турции приблизительно 3, как и для женщин, родившихся в африканской суб-Сахаре. Это близко к 3,5 для женщин Северной Африки, и всего 2 для женщин, родившихся в Европе, особенно во Франции».

Иными словами, если мусульманское население Франции на сегодня можно оценить в 6 миллионов, то к 2020-2025 годам оно может вырасти до 12 миллионов.

И это ещё не беря в расчёт мусульманское население, иммигрировавшее во Францию из Северной Африки в 1960-х и начале 1970-х. Их несколько миллионов — никто не знает, сколько точно. Они стали французами очень давно, и для демографов их внуки и правнуки больше не считаются иммигрантами. Эти мусульмане входят в статистику, как французские граждане французских родителей. Они — мусульмане, но попадают в статистику.

Мусульманское население Франции может быстро вырасти до 15-17 миллионов, но никто не может знать точно насколько, пока не изменен закон, запрещающий официальный сбор этнических данных.

Эти вопросы не обсуждаются открыто в яростных предвыборных дебатах, разворачивающихся во Франции. Проблема «политически не корректна». Но в наши времена расширения исламизма эти цифры молчаливо ложатся на весы в пользу Марин Ле Пен.

Об авторе: Ив Маму — журналист и автор, проживающий во Франции. Он два десятка лет работал на ежедневную газету Le Monde,  вплоть до выхода на пенсию.


http://www.allenbwest.com/wp-content/uploads/2016/01/muslim-immig.jpg
http://evreimir.com/122342/16-09-19-behor_franstat/
Ошеломительная французская статистика
Александр Непомнящий   09.19.2016

Статья известного израильского востоковеда д-ра Гая Бехора, описывает демографическую и политическую трагедию Франции. Но, многие из указанных проблем, характерны отнюдь не только для Франции. Они верны и в отношении Западного мира в целом, включая США. Кто знает, сколько лет отделяют от подобной трагедии Америку?

Сколько мусульман живёт во Франции? Сколько там сторонников Исламского государства? Что там вообще происходит с демографией? Париж вновь сдался без боя? И что нам с того?



  1. Сколько мусульман во Франции? Ответить, на этот, казалось бы столь простой вопрос, во Франции крайне сложно, и отнюдь не случайно. Ведь это — один из самых охраняемых секретов страны. И к тому же, очень болезненный. Что, в общем, и объясняет желание скрыть реальные данные

Image result for мусульмане франция

Прим. редактора. Хотелось найти иллюстрацию к тексту — сценку, где концентрация французских мусульман на уровне 5-10%. Вот наилучший результат. Трое этнических французов (справа) «братаются» с 5 или 6-ю «атипичными»мусульманами. Надписи на их плакатах: «Ислам против терроризма», «Терроризм не обязательно принесен исламом».

Согласно CSA –структуре, организующей во Франции опросы на основе религиозной принадлежности, мусульман 6%. По данным IFOP, ведущей организации, занимающейся опросами, в 2011 году мусульман было 7%. Ежегодник статистических данных ЦРУ упоминает 7-9% в 2015 году. Институт INED насчитал 8% в 2009 году. А французское правительство, в одном из своих документов упомянуло о 9% в 2014 году. Тем не менее, неофициальные данные говорят о 13-15%.

Image result for мусульмане франция

А вот, более типичная

Вокруг этих цифр между французскими демографами разных политических взглядов, идёт ожесточённая война, мрачная и насыщенная взаимными оскорблениями. Те, что слева сильно занижают данные, те, что справа, особенно, далеко справа, наоборот, раздувают показатели до 15%.

Их схватки пытаются представить научными спорами, но в реальности, речь идёт о политике. Официальных же проверенны данных по-прежнему нет. Во Франции строго запрещено проводить демографические опросы, хотя этот запрет и был несколько ослаблен в 2007 году.

Население Франции составляет около 64.5 миллионов человек. Так что, можно примерно оценить количество французских мусульман.

Но стоит также учесть и невероятно высокую скорость прироста характерную для этой части общества. По разным оценкам, количество мусульман возросло в последнее время на 25-100 %, в разы быстрее среднего прироста населения во Франции.

2. И вот, в начале 2016 года журнал l’Obs («Новый обозреватель») опубликовал данные объёмного научного исследования, проведённого рядом известных организаций.

К слову, «прогрессивный»   журнал преподнёс их, как хорошие новости. Опрос охватил 9000 учеников средних школ по всей Франции, его качество гарантировал «национальный центр научных исследований» страны. Школьников опрашивали по поводу самоопределения и получили следующие результаты:

— 38.8 % не связали себя с какой-либо религией. Ясно, что в либеральном журнале это было воспринято с энтузиазмом – вот он, секуляризм в чистом виде

— 33.2 % определили себя как христиан

— 25.5 % назвали себя мусульманами

— 1.6  %   — евреями.

Image result for мусульмане франция

Другими словами, среди школьников средних классов, по крайней мере, четверть французских детей уже мусульмане. Характерна также степень приверженности к религии. Среди тех, кто определил себя христианами, лишь 40% сообщили, что «религия важна или очень важна для них». У мусульман же этот показатель достиг 83%. К слову, у тех из христиан, кто назвал себя «католиками» он вообще составил только 22%. Иными словами, католицизм теперь исчезающая религия во Франции, впрочем, и во всём мире.


Image result for мусульмане франция

Я голосую, значит, я существую!

Перед нами будущее Франции. И это будущее исламское. Речь даже идёт не о младенцах, что выразится через два десятилетия. Эти данные о подростках 16-18 лет, которые станут взрослыми в ближайшие годы. Часть из них проголосуют на всеобщих и президентских выборах уже в следующем году.

3. Показатели рождаемости говорят о том же. Долгие годы Франция гордилась своей высокой рождаемостью – больше двух детей на мать. Но вот уже несколько лет показатели опустились ниже двух детей. Официально они находятся на уровне 1.96. И это, включая матерей из числа иммигрантов и мусульман. Если же рассмотреть только коренных французских рожениц, показатель окажется 1.7. То есть, прирост населения коренных французов — отрицателен (меньше 2.1).

Показатель рождаемости во Франции самый низкий с 1976 года. И с каждым годом младенцев рождается всё меньше. При том, что населения растёт, хотя и умеренными темпами. В 2006 году во Франции родилось 829 400 младенцев, а в 2015, хотя население и стало больше, родилось уже меньше 800 тысяч младенцев. Снижение неуклонно продолжается из года в год. Как в Германии, хотя там всё ещё намного серьёзнее. К слову, в 1975 году во Франции были узаконены аборты.

Image result for france enfants

Французские дети

Исследователи пытаются понять, почему так много пар в стране решают ограничиться двумя детьми. Одни считают, что это результат экономического спада, другие утверждают, что французы не видят будущего в своей стране. Есть и те, кто убеждён, будто причина в выплатах на детей, сокращающихся год от года, вследствие снижения экономических показателей страны.

Сюда следует добавить и кризис института брака. Если в 2005 году во Франции поженились 278 000 пар, в 2015 их количество снизилось до 231 000. Средний возраст вступления в брак, тоже растёт. Он уже достиг 34.9 лет для женщины, 37.4 для мужчины.

Уменьшение количества поженившихся пар можно объяснить относительно новым законом о «гражданском союзе», вступившем в силу в 2012 году и позволяющем юридическую связь без женитьбы. Действительно 170 000 пар пошли по этому пути. Закон позволяет с лёгкостью расторгать этот союз даже с одной стороны. Поэтому он воспринимается как не слишком устойчивый для создания семьи и рождения детей.

Низкий показатель рождаемости среди коренных французов означает то, что щедрые французские пенсии уже через несколько лет будет некому оплачивать.

Кстати, о смертности. Такого количества смертей не было зарегистрировано во Франции со времён Второй мировой войны.

В 2015 году скончалось 600 000 французов. На 7.3% больше, чем в 2014. Исследователи пытаются объяснить это особенно холодной зимой и жарким летом, а также гриппом. С экономической точки зрения, как ни цинично это бы не прозвучало, высокая смертность снижает пенсионную нагрузку на страну и её экономику. Но умершие были коренными французами, те же кто приходит им на смену мусульмане.

Количество мусульман растёт, и чем ниже возраст, тем их больше.

4. Французские официальные лица, как и администрация Барака Обамы решительно отказываются признавать связь между мусульманским населением и исламским террором.

С их точки зрения, это совершенно разные вещи. Но откуда берутся европейские террористы? Все они выходят из бездонных резервуаров иммигрантских кварталов. В большинстве своём они уроженцы Франции, Бельгии или других европейских стран. Это общество питает террор. А террор, в свою очередь, формирует общество.

Согласно опросу 2014 года, около 16% французов поддержали «Исламское государство», почти столько же, кстати, сколько и нынешнего президента Франсуа Олланда (18%). Значительная часть этих сторонников, разумеется, мусульмане.

Но вдобавок есть ещё радикальные левые, рыщущие в поисках простых решений всех проблем. А среди молодёжи в возрасте 18-24 лет, этот показатель и вовсе взлетает до 27%. Более четверти молодых французов поддерживают «Исламское государство».

Image result for france isis


Это страшные данные, ведь, достаточно одного – двух таких адептов, чтобы устроить бойню. Здесь же речь идёт о сотнях тысяч пассивных сторонников. Некоторые из них едут в Сирию и Ирак воевать за «Исламское государство» или других джихадистов. Франция теперь стала одним из основных поставщиков ближневосточных боевиков.

Иными словами, разделить мусульманское население и его нарастающую радикализацию невозможно. Интеграция мусульман невелика, поскольку коренное население уже не слишком симпатизирует им. Поэтому второе поколение мусульман становится, как правило, агрессивнее и радикальнее своих родителей-иммигрантов.



Migrants: "La vérité" (Stalingrad 75019 Paris) - 04/09/2016
Опубликовано: 3 сент. 2016 г.


Сентябрь 2016 года, парижская площадь Сталинград выглядит как перевалочный пункт переселения народов — миллионы африканских мусульман двигаются на север, в сторону Европы, сотни тысяч уже достигли её и растеклись по разным странам. Парижская мэрия уже сообщила, что намерена основать два «лагеря беженцев» для них, прямо в Париже, накануне предоставления им гражданства. Немудрено, что темпы этого процесса будут неуклонно расти. Но если это «беженцы», почему среди них совсем не видно женщин?



Migrants: "La vérité" (Stalingrad 75019 Paris) - 06/09/2016
Опубликовано: 6 сент. 2016 г.

Продолжение осенней прогулки по улицам Парижа. Куда исчезла прославленная красота этого города? Где сияние его корабля, того, что со столичной эмблемы? Французские СМИ — «заклятые друзья» Израиля, скрывают эти печальные картины от общественности. Ведь, парижский корабль должен лишь возноситься и никогда не опускаться…

5. В результате возникли целые районы, где мусульманская молодёжь в своей возрастной категории стала большинством или близка к тому.

Например, в парижском районе Сен-Дени, где их больше половины среди школьников. Или в городе Лилль на севере страны.

В расположенном на юге Марселе, втором по величине городе Франции с населением в 850 000 человек, по официальным данным 220 000 мусульман. Но судя по всему, их там намного больше. Вероятно, не менее 40%.

Image result for marseille mosque


В городе стремительно увеличивается количество мечетей. Правда, обещанное строительство огромной мечети на вершине горы, возвышающейся над городом было остановлено, но вовсе не правыми, которые сопротивлялись строительству, а из-за конфликтов между самими мусульманами, среди которых и сунниты, и шииты, и арабы, и турки, из Магриба, и из Леванта.

Image result for marseille antisemit

«Жертвенные бараны» — надпись на стене марсельской школы ОРТ

А Марсель теперь считается самым опасным городом в Европе. И это вполне ожидаемо.

6. Всё идёт к тому, что до 2020 года мусульмане возглавят мэрии большого количества французских и вообще европейских городов.

Image result for мусульманин мэр лондона

Садик Хан — мэр Лондона

Так уже случилось в Лондоне. Выборы в британской столице задали тон и помогли мусульманам осознать, что их время пришло. Слаженное голосование мусульман, составляющих 30-40% и «просвещённых» левых обеспечивают исход голосования (как это и было в Лондоне).

Начало было положено в Роттердаме, где муниципалитет возглавил относительно умеренный мусульманин, а затем в Лондоне, где мэром стал также умеренный представитель ислама.

Проблема, однако в том, что это всегда начинается с умеренных, но по мере того, как процесс развивается и становится общепризнанным, появляются и экстремисты. К слову, мусульманский мэр ожидается в Амстердаме, Мальмо, Лутоне, Барселоне, Бирмингеме, Марселе, Брюсселе и ещё в других городах.

Мусульмане всё ещё являются меньшинством в европейских странах, но в больших городах их электорат уже стал решающей силой. При демократии, всё определяет демография. И они это хорошо осознают.

Во Франции уже возник ряд мусульманских партий. Например, «Демократический союз французских мусульман» (UDMF) с успехом баллотирующийся на выборах местного руководства.

«Нас вдохновляет успех Садик Хана, возглавившего мэрию Лондона, он наша модель»,

— гордо объясняет основатель партии Нагиб Азраги. Утверждения же о том, что во Франции нет места партиям на религиозной основе, он парирует напоминанием о германской партии «Христианских демократов», удивляясь, неужто им, в свою очередь, нельзя быть мусульманскими демократами?

«Мы будем заботиться о тех мусульманах, у которых нет представительства в других партиях»,

— объясняет он. Нет, он не стремится к тому, чтобы Франция жила по законам шариата, он просто добивается отмены запрета на головной убор (хиджаб) для мусульманских школьниц в общих школах, а также стремится к обязательному введению «халяльной» пищи во всех общественных учреждениях.

Он не единственный, кто уже осознал возрастающую электоральную силу мусульман.

Во Франции есть и «Турецкая мусульманская партия» PEJ, французский филиал партии Реджейпа Эрдогана. Другими словами, реальный инструмент подрывной деятельности Турции во Франции.

У этих партий обязательно привлекательные названия, упоминающие «справедливость», «равенство», «свободу», «процветание» и т.д.

Главное — не упоминать ислам. Турецко-французская партия уже готовится к всеобщим выборам в следующем году.

7. «Политкорректность» (иначе говоря по-французски pensee unique — «единомыслие») продолжает царить во Франции.

А потому, там по-прежнему запрещено указывать на то, что зачинщики беспорядков и погромщики — мусульмане. Их называют «молодёжь».

Любопытно, что в левом лагере, продолжавшееся долгие годы отрицание действительности, сменилось капитуляцией. Теперь там рассуждают о том, насколько замечательны иммигранты, какой огромный вклад они вносят в экономику страны и как успешнее привлечь их в ещё большем количестве.


Image result for мишель уэльбек

Не на это ли намекал провокативный писатель Мишель Уэльбек, в своём недавнем романе — антиутопии «Покорность», о том, как французская элита отдаётся исламу, после того, как мусульманская партия приходит во Франции к власти.
Уэльбек подвергся такому количеству угроз со стороны мусульман и левых, что был вынужден эмигрировать из страны, опасаясь за свою жизнь. «Единомыслие» не готово принимать иное мнение, и тот, кто дерзнёт —
перестанет существовать.

На корабле осталось место лишь для одной идеи, но она столь неподъёмна, что рано или поздно потопит судно.

8. Отрешённость французской элиты от изменяющейся демографической реальности, ситуации на улицах городов и повседневных трудностей обычного гражданина — это системная проблема.

Она восходит к меритократии («власти достойных»), установленной во Франции с конца Второй мировой войны.

В стране есть несколько высших учебных заведений, в которых растят национальную элиту. Теоретически, отбор происходит с помощью экзаменов, доступных каждому французу. На самом же деле лишь детей элиты готовят таким образом, что они способны туда попасть.

Это Science Po (Парижский институт изучения политики), Ecole Normale Superieur (Высшая нормальная педагогическая школа), и, конечно, Ecole Nationale d’administration (Национальная школа администрации).

Среди политических лидеров и членов правительства Франции 70% — выпускники этих учебных заведений. Все они хорошо знакомы друг с другом, как правые, так и левые. Однако совсем не знакомы с тем, что представляет собой новая Франция.

Image result for протестах против нового трудового законодательства франция


Революция против этой чиновничьей гильдии, оторванной от общества, ещё грядёт. И это уже можно заметить в протестах против нового трудового законодательства, продолжающихся более полугода  на улицах крупных городов.

Французская система управления с оторванными от общества чиновниками и всесильным президентом с треском провалилась,  став лишь  надёжным рецептом нагромождения бед. К слову, тоже происходит и в США, где представители правых и левых институтов поддерживают друг друга и во многих отношениях представляют собой одну гильдию.

Поэтому Дональд Трамп с их точки зрения (включая и республиканцев) и является угрозой, ведь он, не один из них.

Большие французские города — это уже совсем не тот мир, каким была старая Европа. И террор джихадистов — лишь малая, тактическая проблема страны. Её стратегической проблемой является столкновение цивилизаций: между светской страной и исламским государством, которое намного больше, чем просто ИГИЛ и никуда не исчезнет, даже если тот будет уничтожен. Это и шариат, и буркини, и вопрос самоопределения граждан и самоопределения  страны в целом.

Святость против святости. Атеизм против шариата. Конфликт между святынями (res sacrae) никогда не заканчивается хорошо.

Новые лица, новые языки, новая религия и новое будущее для мира. Точно как в последней и, возможно, самой известной симфонии А. Дворжака (1841-1904), симфонии № 9, часто называемой просто симфонией Нового Света.

9. Евреи Франции, как обычно, последними осознают происходящие вокруг них глобальные процессы. Хотя, в большинстве своём и они уже понимают, что нет у них будущего в этой стране, несущейся навстречу исламу и радикализации всех политических лагерей, вплоть до грядущей гражданской войны.

Image result for juifs de france

Убивают евреев. Республика в опасности

Как и в случае с мусульманами, количество евреев Франции неизвестно, но оно неуклонно снижается с 600 тысяч в прошлом до менее полумиллиона сегодня. Это по-прежнему огромная община — третья после Израиля и США. Но евреи уезжают. Одни в Израиль, другие в Британию или французскую Канаду. Израиль мог бы сделать больше, чтобы привести их к себе. Но и без того алия возросла достигнув 8000 человек в год.

Поскольку Британия вышла из Европейского союза, вряд ли французские евреи смогут продолжать эмигрировать туда и дальше и потому израильское направление ещё возрастет.

Некоторые еврейские общины исчезают, например, в Лионе и Марселе. Там, недавно была продана синагога «Ор Тора» мусульманской организации «аль-Бадр», которая превратит её в мечеть.

К слову, «аль-Бадр» — это знаменитый бой, состоявшийся в 624 году, в котором армия Мухаммеда разгромила своих противников — жителей Мекки. Это была первая победа ислама на пути к установлению своей власти. Это символ внезапного разгрома «неверных». Поэтому, когда мусульмане воюют с «неверными», они зовут это «бадр». Внезапное нападение во время Войны Судного дня в 1973 году, египтяне тоже называют «битвой бадр».

Французские евреи просто хотели стать частью общества, мусульмане же стремятся властвовать над ним. Евреев становится всё меньше, мусульман — всё больше.

У евреев поджидает проблема и с другой стороны. Французское общество уже не слишком симпатизирует мусульманам, но и к евреям относится всё хуже. Для французов и мусульмане, и евреи стали «слишком заметны». И потому, если радикальные правые придут к власти в стране, евреям тоже придётся не сладко.

Image result for juifs de france
Евреям просто нечего больше искать во Франции. И чем раньше они оставят эту страну, тем будут целее. Хотелось бы, чтобы они ехали в Израиль.

10. Теперь становится намного яснее обсессия левого французского правительства в отношении Израиля.

Это всего лишь отчаянная попытка отвлечь внимание общества от его реальных проблем.

Image result for оланд абу мазен
Вот они и устраивают очередную конференцию, под названием «мирная инициативу на Ближнем Востоке».


Не война суннитов и шиитов, не крушение Сирии, Ирака, Ливии и Йемена их заботит, а наши внутренние вопросы. Этот абсурд демонстрирует насколько сильно их прихватило. Но время обсессивного влезания в наши проблемы уже прошло. Поэтому все, кто пытались использовать нас для того, чтобы отвлечь внимание от своих проблем, теперь всё равно неумолимо к ним возвращаются.

Франция утратила власть над своей судьбой и никаких чудесных спасений на горизонте не предвидится. Скорее наоборот.  И как в 1940 году она предпочитает сдаться без боя.

Но может осталось место для надежды и оптимизма? Ведь девиз Парижа, чей символ — корабль: качается, но не тонет. Не тонет? Уже утонула…

Источник на иврите
Перевод Александра Непомнящего

Tags: ЕС, Европа, Евросоюз, Новый Мировой Порядок, беспредел, глобализация, демография Франции, демократия, исламизация Европы, мирганты, новый дивный мир, перспективы ЕС, толерантность
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments