marc_aureli (marc_aureli) wrote,
marc_aureli
marc_aureli

Иллюминаты - халдеи Нового Мирового Порядка. Часть 3

http://www.kabir.cz/runtime/cache/images/attachedBig/is45058211-1.jpg
Истина, Великобритания


https://cont.ws/@peshehod/192650
peshehod 2 февраля 2016

НАРКОТИКИ, ЭЛЕКТРОШОК И ДЕМОНЫ. Особенности психокодирования адептов Нового мирового порядка

Бывший инструктор Ордена Иллюминатов рассказывает о системе, ритуалах ордена и приемах программирования его адептов.

Начало здесь:
http://marc-aureli.livejournal.com/146269.html
http://marc-aureli.livejournal.com/146453.html

Первые ПЯТЬ ШАГОВ ДИСЦИПЛИНЫ

В возрасте от 20 до 24 месяцев с малышом начнут практиковать «шаги дисциплины», методику, которую Иллюминаты используют, чтобы обучать своих детей. Возраст начала этой программы может варьироваться, в зависимости от группы, родителей, инструктора и ребенка. Эти «шаги дисциплины» правильнее было бы называть «шагами мучений и надругательств», так как их цель создание высоко диссоциированного ребенка, вне связи с собственными чувствами, полностью и бездумно преданного культу. Порядок этих «шагов» может меняться, в зависимости от решений инструктора или родителей.

Сначала я опишу первые пять «шагов дисциплины» (примечание: эти шаги могут несколько отличаться от региона к региону, иногда в другом порядке).

Первый шаг:

не нужен

Маленький ребенок оставляется один в помещении, как правило, это учебная комната с серым, белым или бежевым цветом стен. Ребенок оставлен взрослыми на время, которое может варьироваться от нескольких часов до целого дня, когда ребенок становится старше. Если ребенок просит взрослого остаться, не оставлять его, кричит, он будет избит, ему скажут, что эти периоды изоляции будут увеличиваться до тех пор, пока он не отучится быть «слабым». Заявляемая и кажущаяся очевидной цель данной дисциплины - научить ребенка полагаться на свои собственные внутренние ресурсы, а не на «людей с улицы».

Но на самом деле это создает у ребенка страх покинутости, ненужности, незащищенности. Когда взрослый или инструктор возвращается в помещение, часто ребенка находят ритмично покачивающимся или забившимся в угол, иногда почти в оцепенении от страха. Инструктор, который приходит к нему, кормит, поит его, принимает для него образ «спасителя». Ребенку скажут, что «семья» (орден) отправила инструктора спасти его, потому что «семья» любит его.

Инструктор будет внушать безумно благодарному ребенку положения культового учения. Инструктор будет укреплять в ребенке снова и снова мысль о том, насколько он нуждается в «семье», которая только что спасла его от голодной смерти или сиротства. Это приучает совсем маленьких детей понимание комфорта и безопасности увязывать с инструктором, которым может быть один из его родителей, и с «семьей» (орденом). Культ очень осведомлен об особенностях детского развития и за сотни лет практики разработал методы обучения маленьких детей.

Второй шаг:

не прошу

Этот шаг очень похож на первый и на самом деле усиливает его действие. Это будет делаться с перерывами с первым шагом в ближайшие несколько лет жизни ребенка. Опять же, ребенок остается один в изолированном помещении, без еды или воды долгое время. Взрослый будет входить в комнату с большим кувшином холодной воды или с едой. Если ребенок попросит пить или есть, в то время, когда взрослый ест или пьет перед ребенком, то будет сурово наказан за слабость и желание. Это действие будет усиливаться, пока ребенок не научится не просить еду или воду. Заявленная и как бы очевидная цель - научить ребенка быть сильным, обходиться без еды и воды все более длительные периоды времени.

На самом деле ребенка приучают полностью самоустраниться от собственных естественных потребностей и бояться спрашивать о помощи у взрослых. Это создает у ребенка сверхнастороженность, когда он учится искать у окружающего взрослого окружения подсказки о том, когда нормально удовлетворять свои естественные потребности, и не доверять сигналам собственного тела. Ребенок, вместо того, чтобы доверять собственным ощущениям, приучается думать и чувствовать так, как это нужно его взрослому окружению. Культ теперь становится локусом контроля [источником зависимости и фокусом сверхзначимости] для ребенка.

Третий шаг:

не хочу

Ребенок находится в комнате с любимыми игрушками или предметами. Входит кто-то из взрослых и вовлекает ребенка в игру. Этот взрослый - друг, родственник, родитель или инструктор. Ребенок и взрослый в игре развивают в фантазиях тайные желания, мечты, потребности ребенка. Это будет происходить несколько раз и вызовет доверие у ребенка. Но через какое-то время ребенок будет сильно наказан за какое-либо желание или фантазию, которой он поделился с этим взрослым. Это может быть разрушение любимой игрушки или разрушение тайного убежища, созданного ребенком, или даже уничтожение покровителей, не связанных с культом. Этот шаг повторяется, с вариациями, много раз в течение последующих лет.

Иногда будут использоваться браться, сестры, родители или друзья ребенка, чтобы раскрывать его тайные мечты, высказанные в дневное время или по неосторожности. Заявляемая цель этого - создать ребенка, который не живет мечтами, не фантазирует, ориентирован больше на внешнее, чем на внутреннее. Иными словами, заявляется, что ребенок должен «выглядеть взрослым» при решении всех задач своей жизни, включая внутренние.

Но в реальности эта техника разрушает все внутренние убежища ребенка, в которые он мог бы укрыться от окружающего его ужаса. У ребенка появляется ощущение, что нет нигде истинной безопасности, и культ узнает обо всем, что он думает. Подобные упражнения также используются для создания молодых АЛЬТЕРОВ [«alters» - тех самых «альтер эго», отдельных личностей, субличностей, фрагментов психики внутри жертвы программирования, которые создаются при «диссоциации»] в ребенке, которые сами будут докладывать инструкторам культа о любых его тайных убежищах, тайных замыслах против культа и других душевных переменах. Это позволит затем приступить к настройке внутрисистемной [внутри личности, между альтерами-субличностями] вражды и разногласий, с помощью которых культ будет манипулировать, управлять человеком в течение всей его жизни.

Шаг четвертый:

выживает сильнейший

Эта практика используется для того, чтобы начать создавать преступные наклонности у детей в раннем возрасте. ВСЕ ЧЛЕНЫ КУЛЬТА ДОЛЖНЫ ПРИОБРЕСТИ ПСИХОЛОГИЮ ПРЕСТУПНИКОВ; ЭТА ОБРАБОТКА НАЧИНАЕТСЯ В РАННЕМ ДЕТСТВЕ.

Ребенка приводят в комнату, где есть инструктор и еще один ребенок примерно такого же возраста или чуть младше.

Инструктор сильно избивает ребенка на протяжении длительного времени, затем его заставляют ударить другого ребенка, находящегося в комнате, иначе его будут бить дальше. Если ребенок отказывается, это жестоко карается, другой ребенок наказывается как «добрый», затем ребенку объясняют, что нужно наказывать другого ребенка. Если ребенок продолжает отказываться, плачет или пытается ударить инструктора вместо этого, его продолжат жестоко избивать и будут объяснять, что он должен бить другого ребенка, направляя гнев на него. Эти действия повторяются до тех пор, пока ребенок, наконец, не сломается.

Эта практика начинается в возрасте около 2 или 2,5 лет и используется для того, чтобы вызвать у ребенка изменения в психике в сторону преступной агрессии. Когда ребенок становится старше, задания в наказании становятся все более и более жестокими. Дети приобретут преступные наклонности в очень раннем возрасте, и их приучат применять эту «практику» к тем, кто младше, при поощрении и награждении этого со стороны взрослых. В этом дети будут подражать взрослым, и такое поведение закрепляется как норма. Ребенка приучают к тому, что такие действия - приемлемый выход для агрессивных импульсов и ярости, которые возникают в ребенке в условиях постоянного насилия.

Пятый шаг:

кодекс молчания

Много, много разных хитростей применяется, чтобы вложить этот принцип в ребенка в том возрасте, когда он начинает все больше осваивать речь. Как правило, после ритуала или собрания группы ребенка спрашивают о том, что он видел или слышал в ходе этого. Как и большинство послушных маленьких детей, ребенок начнет рассказывать. При этом его сразу же жестоко избивают или истязают. Так создается новый АЛЬТЕР у ребенка, который заставляет его всегда сохранять и охранять воспоминания о том, что он видел, связывая нарушение этого правила молчания с угрозой его жизни. Этот новый АЛЬТЕР всегда соглашается. Ребенок и эта его новая часть - АЛЬТЕР - проходят церемонию принесения присяги, чтобы никогда ничего не рассказывать; работа новой созданной таким образом части психики ребенка, АЛЬТЕРА, заключается в том, чтобы убить тело, если другие части, АЛЬТЕРЫ, что-то вспомнят.

Ребенка также проведут через тяжелые психологические испытания для того, чтобы он никогда не допускал мысли нарушить кодекс молчания. Например: погребение заживо; утопление; наблюдение за тем, как проходит «смерть предателя» через мучительное наказание. Наказание может быть сожжением заживо. Могут с живого сдирать кожу. Могут хоронить живого вместе с полусгнившим трупом. В этом случае ребенку говорят, что если он выдаст хоть слово, он «понравится трупу»... И т.д. Сценарии, изобретенные людьми с жестокой фантазией, бесконечны. Все они направлены на то, чтобы заставить ребенка молчать.

Эти методы отработаны за сотни лет обращения культа со своими детьми. Причина, по которой это делается, очевидна: культ вовлечен в преступную деятельность, как было описано в первых главах этой книги, и члены культа хотят обеспечить в дальнейшем молчание своих детей. Это одна из причин, почему культ сохраняет свою тайну так долго, почему пережившие опыт участия в культе не хотят раскрывать информацию о своем опыте.

Для того, чтобы раскрыть тайны культа, ребенок должен идти против самых ужасных психологических травм и насилия; даже будучи взрослым, выживший/пострадавший испытывает трудности в обсуждении с кем-либо этого насилия. И дети, и взрослые говорят, что если скажут хоть слово, их выследят и убьют (обучение убийству, которое происходит в ордене, дает ребенку убеждение, что это не пустые угрозы); что их будут убивать медленно. У ребенка будут закреплять эти установки в ролевых играх на протяжении всего времени его взросления.

ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПО ПСИХОТЕРАПИИ, КОТОРЫЕ МОГУТ ПОМОЧЬ

Я предлагаю некоторые идеи относительно того, как можно исправить определенные последствия вышеописанного программирования. Знание только ради знания для меня не имеет значения. Людям, прошедшим через культовое насилие, часто нужны инструменты для того, чтобы попытаться исправить его последствия, связанные с культовыми местами, особенно воспоминаниями о том, как все это происходило:

ЭТО ПРОСТО ПОЛЕЗНЫЕ СОВЕТЫ, И ОНИ НЕ МОГУТ ЗАМЕНИТЬ КОНСУЛЬТАЦИЮ ХОРОШЕГО ПСИХОТЕРАПЕВТА.

1. Раннее программирование посредством среды:

Это трудно отменить, так как его причина в проблеме с родителями, в их отказе. Часто это опыт младенца с отношением к нему его родителей и ближайших членов семьи. Работа над этим требует искренних попыток переделки всех внутренних систем, чтобы начать воспитание осколков ядра психики [АЛЬТЕРОВ, фрагментов], которые пережили суровое родительское неприятие. Нужно признание того, что происходившее В ДНЕВНОЕ ВРЕМЯ было очень важным, что взрослые вокруг младенца были нездоровы.

Ребенок часто чувствовал себя покинутым, слишком нуждающимся, страдающим; но при внутреннем воспитании может помочь человеку осознание, что младенец на самом деле был милым для окружающих его взрослых, несмотря на то, как они старались выглядеть для него. Здесь тоже нужна помощь психотерапевта, поддерживающего со стороны, система силы и доверия. Это в значительной мере может содействовать процессу исцеления, когда новые смыслы будут внесены в одинокую, израненную часть души. Пересмотр всего, что случилось, переживание/проживание реальных проблем сиротства и условий, перенесенных младенческой, глубоко раненной частью души потребует времени.

2. Ранняя намеренная фрагментация: (Возраст от 0 до 24 месяцев)

Обычно есть когнитивные [познающие] части-альтеры внутри выжившего, которые никогда не забывали о насилии и помогут поделиться когнитивной реальностью насилия с теми частями-альтерами, которые амнезически [как результат программирования] лишены этих воспоминаний. Это должно делаться очень медленно, поскольку первое насилие было совершено довольно рано. Создание внутреннего «питомника/детского сада», с безопасными игрушками, предметами, может помочь. Взрослые АЛЬТЕРЫ могут помочь в бережном воспитании младенческих АЛЬТЕРОВ внутри такого «питомника», скорбя о насилии, через которое тем пришлось пройти.

Важно доверять голосу молодых фрагментов психики, АЛЬТЕРОВ, когда они заявляют о себе и делятся переживаниями. Им можно позволить невербальные способы самовыражения, так как это молодые [раннего детства, почти младенческие] фрагменты психики, которые еще не умеют говорить. Поможет такой подход: детские фрагменты-альтеры, которые постарше и по возрасту отстоящие недалеко от младенческих, смогут проговаривать свои желания, потребности и страхи, поскольку младенческие альтеры-фрагменты психики не доверяют никаким взрослым, даже тем, что «внутри».

Также очень важно сильное, заботливое влияние психотерапевта, помогающего исцелению со стороны, путем моделирования здорового воспитания в системе, которая сама не может иметь понятия об этом; влияние это сочетает-уравновешивает потребность младенца к внешнему воспитанию (воспитанию со стороны кого-то) с потребностью его внутренней системы к обучению ее собственной технике воспитания. Внутренние помощники [АЛЬТЕРЫ] могут обогатить младенца [АЛЬТЕРЫ младенца, младенческие АЛЬТЕРЫ в человеке], дать ему основание, объединяющее с настоящей реальностью (понимание того, что тело старше, находится в безопасности и т.п.; эти помощники могут быть внутренними «детьми» постарше, как упоминалось ранее). Переживший культовую психотравму может также найти поддержку у взрослых, когда это возможно, у тех, кто может создать здоровых уход в необходимых пределах.

ПСИХОТЕРАПЕВТ ИЛИ ДРУГ НЕ МОЖЕТ ЗАМЕНЯТЬ РОДИТЕЛЯ ДЛЯ ПОСТРАДАВШЕГО.

Пострадавший может иметь только тех родителей, которые у него были, как бы ни было это плохо, грустно или даже страшно. Нет вне человека того, кто мог бы полностью заменить родителя другому человеку. Что может предложить пострадавшему психотерапевт или поддерживающий его человек - это забота, сопереживание, умение выслушать, в то время как пострадавший переживает, скорбит о недополученном человеческом воспитании. Они могут предложить дружбу или сочувствие в необходимых пределах. Но они не могут стать родителями для пострадавшего, такая подмена не даст успеха в процессе психотерапии. Ситуация только начнет запутываться.

3. Первые Пять шагов дисциплины

(В общей сумме их двенадцать, другие будут рассмотрены дальше).

Попробуйте найти те части психики [АЛЬТЕРЫ], которые испытали насилие. Это может быть создание системы отображения (рисование картин, как эти вещи выглядят внутри), и вхождение в связи (в уме) или контроллеры (главные «начальники» внутри) для получения информации. Внутренний помощник или диктофон может также быть чрезвычайно полезным в этом деле.

Нужно разрешить этим частям постепенно допустить/признать страдания, которым они подверглись: жар (когда держали над огнем, плитой); холод (в морозильниках, холодных помещениях со льдом, например), недостаток питания и т.д. Поощрять обмен связывающих воспоминаний, пока альтеры-части сознания, находящиеся в амнезии, огорчаются «слухам» о таких вещах. Дать им время принять знание о таких травмах, как прошедших в раннем детстве; потребуется время, чтобы это знание ассимилировать/усвоить. Исцеление не может быть поспешным.

Позвольте чувствующим АЛЬТЕРАМ позднее выступить вперед и поделиться своими чувствами/ощущениями, в то время как более сознающие или помогающие части-альтеры внутри «держат их за руки», заземляя их в «здесь и сейчас», на протяжении процесса воспоминания. Будьте готовы к захлестывающим иногда потокам эмоций как должным проявлениям памяти тела, как напоминанию о насилии. Группа внутренних «людей» [АЛЬТЕРОВ] может быть обозначена как «заземляющая команда» для помощи в приведении этих частей к реальности по мере того, как они делают шаг вперед и делятся своими воспоминаниями.

Безопасное восстановление воспоминаний предполагает, что человек имеет квалификацию психотерапевта, а также что закладывается основа для хорошего внутрисистемного сотрудничества, как это описывалось выше. Включение памяти не должно быть сделано до тех пор, пока нет хорошего взаимодействия и сотрудничества внутри, иначе человек будет перегружен воспоминаниями, когда они выйдут. Они затопят и снова травмируют, но не помогут, и может произойти декомпенсация [самопроизвольный возврат к установкам программирования]. С хорошим внутренним взаимодействием воспоминания небольшими контролируемыми порциями могут быть выведены наружу, пока когнитивные [познавшие] АЛЬТЕРЫ постоянно помогают удерживать пострадавшего от полного выхода воспоминаний, и они могут также помочь установиться более израненным частям-альтерам.

Культ проводит людей через определенные виды программирования в целях достижения конкретной цели: разделения познающего интеллекта и чувств в человеке [отделения познающего начала от чувствующего начала, для создания между ними враждебности и отношений подчинения, чтобы через это разделение внутренней системы манипулировать ей]. Познающие АЛЬТЕРЫ в этих системах всегда считаются «выше» чем чувствующие АЛЬТЕРЫ; познающие АЛЬТЕРЫ обучают «передавать вниз»/«сбрасывать» их ощущения «нижним» чувствующим АЛЬТЕРАМ. В то время как эти ярлыки «высшие» и «низшие» не соответствуют действительности; познавательные АЛЬТЕРЫ будут бояться проявления сильных чувств, и подавление эмоций, которые вызвали их, отделяет эти АЛЬТЕРЫ все дальше и дальше от более глубоких лимбических или чувственных частей. Это усиливает диссоциацию, расщепление личности жертвы культа. Важно, чтобы когнитивные/познающие части осознали, что чувствующие части - их часть, входят в их состав; что они могут практиковать обмен с ними чувствами маленькими шагами без необходимости быть затопленными, опрокинутыми.

Напомню: ВНЕШНЯЯ БЕЗОПАСНОСТЬ ИМЕЕТ ПЕРВОСТЕПЕННОЕ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ ИЗБАВЛЕНИЯ ОТ ПОСЛЕДСТВИЙ ПРОГРАММИРОВАНИЯ. Вы должны быть в состоянии обещать этим частям личности внешнюю безопасность и обеспечить ее, иначе они по понятным причинам откажутся работать при исцелении от последствий программирования. Почему они должны пытаться измениться, если есть риск опять быть наказанными? Никакая система не может отменить свою собственную защитную диссоциацию, если насилие продолжается, или она будет продолжать разрушать процесс и воспроизводить диссоциацию снова и снова. Потому что устранение диссоциации будет означать для нее устранение собственной защиты и способности выживания.

Прекращение контакта с виновниками насилия и психотерапевт, которому можно полностью довериться - это первые шаги, которые должны быть предприняты, прежде чем начать процесс исцеления. Система может все еще работать на отключение связи с культом и начать исцеление, будучи при этом доступна, но это будет медленная психотерапия, чрезвычайно низкоэффективная, так как внутренняя энергия будет направляться скорее на безопасное пребывание, чем на травмирование. Человек может исцелиться, и большинство жертв все еще находятся в контакте с культом, когда они начинают психотерапию. НО прогресс пойдет гораздо быстрее, как только связь с культом будет разрушена (см. главу о предотвращении доступа культа к жертве).

Глава пятая

ПРОГРАММИРОВАНИЕ ЧЕРЕЗ ЦВЕТ, МЕТАЛЛЫ И КАМНИ

Программирование через цвет

Одна из форм программирования, довольно распространенная у Иллюминатов, - программирование через цвет. Для чего это делается? Ответ в том, что для инструкторов это самый легкий способ программирования. Это способ организации системы, позволяющий инструктору легко вызывать АЛЬТЕРЫ в системе. В культе-ордене тысячи подразделений, посредством цвета они организуются в легкодоступные группы.

Также маленькие дети распознают цвета прежде, чем начинают читать, так что это обучение может происходить довольно рано. Оно начинается примерно в два года для большинства детей.

Как это делается: Ребенка приводят в комнату со стенами либо белого, либо бежевого цвета, либо неокрашенными. Если комната нейтрального цвета, свет в комнате будет изменен с помощью цветного источника света. Если «синий» - это цвет, на который ребенок должен быть запрограммирован, инструктор будет вызывать детский АЛЬТЕР, любой контроллер или фрагмент расщепленного ядра [«split», СПЛИТ] для системы. Ребенку скажут, что он узнает, как стать синим, и что это означает.

Комната будет залита синим светом или стены будут синего цвета для такого рода программирования. Инструктор будет одет в синие одежды и может даже иметь синюю маску. Синие предметы будут размещены по всей комнате. АЛЬТЕР внутри ребенка будет вызван к активности, ребенку введут наркотик, загипнотизируют и травмируют на столе. Когда ребенок «отойдет» от травмы, но все еще будет оставаться в состоянии транса, ему скажут, что синий - это хорошо и что он синий. Что синий - это важно. Синий будет защищать его от вреда. Что синий человек не может пострадать. Это будет продолжаться некоторое время.

Затем они спрашивают ребенка, хочет ли он быть синим, таким как сами инструкторы. Если ребенок говорит «да», следует продолжение. Если говорит «нет», его будут повторно травмировать, до тех пор, пока не скажет «да». Часто ребенок совершенно голый, ему объясняют, что он не сможет носить красивую синюю одежду, пока не заработает право на это. Снова и снова связь между «стать синим» и «безопасность» будет подчеркиваться. Через какое-то время ребенок действительно захочет быть «синим». Ему могут дать синюю конфету в качестве награды за выбор стать синим. Ему дадут носить синие солнцезащитные очки или затемненные линзы. Разрешат носить синюю одежду, как только он определит себя цветом, выбранным для него.

После того, как ребенок полностью свяжет себя с цветом (правильнее сказать, что главный АЛЬТЕР или шаблон-матрица примет этот цвет для системы), ему в течение многих последующих тренингов последовательно преподают главенство его синего цвета. В инсценировках или в драмах с другими «синими» детьми, где они выступают в роли «синего». Под действием наркотиков, гипноза, травмирования, когда осмысление «синего» подается в подробностях снова и снова. Так ребенка приучают действовать в «синих» направлениях. Многие военные системы кодируются синим или защитным. Военные АЛЬТЕРЫ все вызываются периодически на усиление «синей» запрограммированности.

Если инструктор в дальнейшем хочет получить доступ к синей системе, он может вызвать эти АЛЬТЕРЫ цветом одежды или деталью одежды, или шарфом данного цвета.

Это становится неосознанным/рефлекторным триггером (спусковым механизмом) для вызова этого цвета [для вызова к активности АЛЬТЕРОВ, связанных с этим цветом]. Цветовое кодирование - это один из первых способов, который закладывается во все системы. Целая система может быть одного цвета, или два цвета и более могут быть закодированы в ней, каждому контроллеру [управляющему АЛЬТЕРУ] в системе (большинство систем имеют три) присваивается отдельный цвет, соответствующий его части системы.

Программирование через металлы

Программирование через металлы - это вид программирования, которому подвергаются многие дети Иллюминатов. Поскольку оно очень похоже на программирование через камни, я рассказу, как это делается на примере с камнями. Металлы могут быть разными по ценности - от бронзы (самый низкий уровень) до платины (высший).

Программирование через камни

Многие дети Иллюминатов проходят через программирование либо через металлы, либо через камни, иногда через оба вида программирования. Через камни считается выше, и его труднее осуществить. Какое из них применяется и когда, зависит от статуса ребенка, статуса родителей, от региона, в котором он родился, от группы, в которой родился, и от инструкторов, которые работают с ним.

В принципе, и через металлы, и через камни - это программирование на основе вознаграждения.

Вот как это работает: Ребенку показывают предмет с драгоценным камнем, такой как кольцо или другое изделие с инкрустацией из камня (или изделие из драгоценного металла). Его спрашивают: «Ну, разве не красивый этот аметист (или рубин, или изумруд, или бриллиант)?» Ребенок будет с интересом разглядывать его, прикасаться к нему, что инструктор поощряет мягким добрым голосом. Он спросит ребенка: «Разве ты не хотел бы быть таким же красивым, как этот драгоценный камень (или это украшение из металла)?» Ребенок проявляет желание быть красивым. Этот красивый сверкающий драгоценный камень кладут ему в руки (обучение чаще всего начинается в возрасте от двух до трех лет). Конечно же, он хочет быть таким красивым, ярким и ценным для других. Инструктор будет превозносить красоту камня (или металла), расскажет ребенку, как особенны, ценимы, желаемы драгоценные камни и как создать свою мечту - стать как драгоценный камень.

Тогда ребенку расскажут, что для того, чтобы стать таким «драгоценным камнем», он должен заслужить право на это. Для этого он должен:

а) пройти через Шаги дисциплины (см. Третью главу);

б) пройти «специальные тесты»;

в) быть поощренным за особые достижения.

Идеей стать драгоценным камнем (или металлом) перед ребенком машут как морковкой [перед осликом] в качестве награды за хорошие достижения во время тренингов. Достижение этого права связано с прохождением долгого, тяжелого тренировочного процесса, предстоящего детям Иллюминатов; обладание камнем или металлом предполагает повышение в статусе и поощрение. Но цена этого - долгие часы насилия, называемого обучением, и на самом деле является организованным систематическим насилием, направленным на то, чтобы заставить ребенка желать достижения тех целей, которые инструктор ставит перед ним.

С течением времени, с помощью наркотиков, гипноза, электрошока и травмирования, по мере того, как ребенок проходит через этот тренировочный процесс, он начинает зарабатывать свои драгоценные камни и/или металлы, один за другим. Это будет становлением полноправных АЛЬТЕРОВ внутри его психики.

Аметист

Обычно первый из получаемых камней, он связан с обязательством хранить секреты, никогда не выдавать информацию и знаменует собой первый шаг дисциплины. Каждый шаг связан с получением камня или драгоценного металла.

Рубин

Часто идет следующим. Он связан с сексуальным насилием и сексуальными АЛЬТЕРАМИ внутри. Так как ребенок регулярно переносит сексуальное травмирование или создаются сексуальные АЛЬТЕРЫ, чтобы угодить взрослым, они «в благодарность» позволяют ему стать «Рубином».

Изумруд

Чаще достигается позднее (в возрасте от 12 до 15 лет). Считается очень ценным, связан с верностью «семье» (ордену), колдовством и духовными достижениями. Члены ордена «Изумруды» часто имеют черную кошку или «близкого друга», связанного с ними.

Алмаз

Является высшим из драгоценных камней, и не все дети заработают право стать «Алмазом». Это считается высоким достижением и может быть заработано только в зрелом возрасте, после прохождения сложных и тяжелых заданий. Он будет контролирующим АЛЬТЕРОМ в системе драгоценных камней. Алмаз имеет тот, кто прошел все двенадцать шагов дисциплины, плюс особые испытания, и он будет иметь наивысшую лояльность в «семье» (ордене).

«Фамильные драгоценности» часто передаются во время тренировочного процесса инструктором или членами семьи. Все семьи Иллюминатов высокого уровня имеют драгоценности, спрятанные в тайных хранилищах, которые передаются из поколения в поколение.

Детям будут часто давать носить драгоценности в дневное время, в качестве напоминания или вознаграждения, когда они проходят предназначенное им программирование. Ребенку могут дать носить перстень с рубином или булавку с гранатом. Бабушки, дедушки или родители могут требовать от ребенка делать это. На ритуальных собраниях ребенку будет позволено носить украшение из семейного хранилища, как только он достигнет определенного статуса. Ему может быть позволено носить кулон с рубином или изумрудный браслет в течение совершения важных ритуалов, и он будет очень гордиться этим, поскольку культ это, прежде всего, и всегда осознание чрезвычайной важности статуса в группе. Детей берут на эти собрания, и взрослые устраивают большой ажиотаж вокруг детей, которые заработали право носить камни. Это дает детям мощный стимул добиваться этого права.

Психотерапия, которая может принести пользу в работе с последствиями этих форм программирования

Цветовое программирование: Важно иметь хорошую связь/взаимодейтвие между внутренними АЛЬТЕРАМИ и внешним психотерапевтом во время работы над последствиями цветового программирования. Если обнаруживается, что в психике человека какие-то части-альтеры считают, что они определенного цвета, или, если это раскрывается в процессе психотерапии, они захотят выяснить, если это возможно, как они дошли до такой системы убеждений. Медленное выяснение того, как эти цвета были установлены, поможет.

Может вызвать большую боль огромное количество обмана и насилия, выпавшее на долю ребенка и очень молодых [раннего детства] АЛЬТЕРОВ, которые были исходными шаблонами-матрицами. Эти части-альтеры могут быть едва говорящими [относятся к самому раннему возрасту ребенка, когда он только начинал говорить], и, возможно, они захотят нарисовать свои переживания или использовать цвета в коллажах (с помощью тех частей-альтеров, что постарше), чтобы описать доверенному человеку со стороны, чем была их реальность.

Может помочь выяснение, что эти АЛЬТЕРЫ не просто цвет, а части целого человека. Пострадавший может увидеть все в цвете, как бы наложенном на окружающую реальность, так как происходит снятие воздействия программирования, и части-альтеры делятся своими воспоминаниями. Это нормально, хотя человек может чувствовать себя неловко, видя все объекты в каком-то одном, например, желтом или зеленом цвете. Укрепление себя в осознании реальности и терпение помогут пройти этот этап.

Работа с последствиями программирования через металлы и камни может быть более сложной, поскольку в ребенке эти АЛЬТЕРЫ связаны с ощущением особенности-избранности, гордости и статуса. Рубины, изумруды и алмазы подразумевают «высокие АЛЬТЕРЫ» внутри и используются в роли лидерства, и внутренне, и внешне. При психотерапии признаем их важность для системы; выслушивая их, переживаем, что им пришлось оставить культ, а это означает отказ от их статуса вовне; даем им новые позиции внутри, которые важны для помощи [всей системе].

Эти АЛЬТЕРЫ могут стать лидерами системы, и помочь человеку оставаться в безопасности, как только они принимают решение покинуть культ и стать сильными союзниками. Но чаще они будут наиболее устойчивы в нежелании покинуть культ и даже враждебны, поскольку они имеют воспоминания только о получении вознаграждения за хорошую работу и научились передавать [сбрасывать] переживания травмы «нижним» АЛЬТЕРАМ. Они часто искренне не верят, что подвергались насилию, помнят только поощрения, дозволение быть избранными, повышение статуса, высокие оценки и характеристики, которые им давали.

Следует выслушивать, как они себя чувствуют, признавать, что уход из культа означает отказ от вещей, которые важны для них, выяснять, какие потребности двигали ими, и пытаться найти здоровые выходы, направления для них, чтобы могли быть удовлетворены их потребности за пределами культа. Это поможет. Предоставление возможности для «драгоценного камня» иметь лидерство внутри системы или «почетное место» на внутренних совещаниях может восполнить потерю внешнего руководства, когда жертва покидает культ.

Немаловажно признавать эти АЛЬТЕРЫ значимыми. Следует учитывать, что эти части-альтеры ЧРЕЗВЫЧАЙНО оторваны от собственных воспоминаний о насилии/травмировании и не спешат вспоминать о нем. Но когда пострадавший и хороший психотерапевт смогут их мягко подвести к реальности, пусть они узнают, что подверглись насилию, что они на самом деле важная часть «нижних эмоциональных частей», которые подверглись насилию, и в конечном итоге они должны признать это.

Это некоторые мысли о работе с последствиями программирования, основанного на цвете, металлах, камнях. Другие виды программирования будут рассмотрены в следующей главе.

Tags: Евросюз, Запад, Комитет 300, Новый Мировой Порядок, США, западные элиты, иллюминаты, новый дивный мир, сатанизм, сатанисты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments