marc_aureli (marc_aureli) wrote,
marc_aureli
marc_aureli

Кто и зачем убил Сталина. Часть 1

http://www.kmrz.ru/catimg/33/334044.jpg
http://insiderblogs.info/kto-i-zachem-ubil-stalina/
Отрывок глава из книги: Сталин после войны. 1945 -1953 годы
Арсен Мартиросян

Аннотация: Существует огромное количество «демократических» мифов о политике Советского Союза под руководством И.В. Сталина в первые годы «холодной войны». Между тем именно лидеры Запада с грохотом опустили «железный занавес», а затем разработали множество планов ракетно-ядерной агрессии против СССР и стран народной демократии. Советские руководители послесталинской эпохи, опорочив все дела и замыслы генералиссимуса, не смогли достойно ответить на вызовы времени и фактически довели до полного развала величайшую державу мира.

«Сталин после войны. 1945-1953 годы» – пятая и завершающая книга уникального пятитомного проекта А.Б. Мартиросяна «200 мифов о Сталине». Она рассказывает не только о мифотворчестве «демократов» по поводу внешней и внутренней политики СССР после Великой Отечественной войны, но и о «Ленинградском деле», о загадках смерти И.В. Сталина и представляет собой попытку автора разобраться в реальном положении дел.

Миф № 200. Сталин умер своей смертью (в результате инсульта)

1362817519_98134625_3248420_723

Мифов и домыслов на эту тему тьма-тьмущая. Кто только и как только не упражнялся и не упражняется на эту тему! Результат только один — до такой степени запутали все, до чего дотянулись лапы и перья действовавших, как правило, по заказу властей мифотворцев, что разобраться в том, что же тогда произошло, до чрезвычайности трудно. Но тем не менее надо. Очень даже надо. Потому что тема эта не сходит с авансцены политики. Именно политики, а не истории. И так и сяк склоняют эту историю… Последний раз, например, это проделал то ли полумосковский, то ли полулондонский денди А. К. Пушков — известный «деятель телевизионных искусств» (ироничное выражение Фаины Раневской) в своей телепрограмме «Постскриптум» 7 июля 2007 года. Итак, в той передаче, которую под общим руководством А. К. Пушкова готовили его сотрудники Рамиль Гатаулин и Артем Широков, говорилось следующее:

А теперь о загадочных страницах нашей истории. Как мы уже рассказывали вам в прошлом выпуске программы, недавно Центральное разведывательное управление США рассекретило свои архивы, которые относятся к периоду с 1953-го по 1973 год. Среди прочего эти документы содержат отчет о смерти Иосифа Сталина. При этом эксперты ЦРУ, которые готовили отчет, не исключали, что генералиссимус мог умереть насильственной смертью за несколько дней до официального объявления о его кончине. Эта же версия, кстати, высказывалась и некоторыми в нашей стране, включая членов семьи самого Сталина. Так своей ли смертью умер Иосиф Сталин или ему помогли? Об этом в материале Рамиля Гатаулина и Артема Широкова.

В рассекреченных материалах ЦРУ, посвященных Сталину, есть одна интригующая фраза:

«Неизвестно, был ли он убит или скончался, как об этом сообщалось в медицинских бюллетенях».

Это в очередной раз дает повод задуматься: умер ли Сталин своей смертью или был убит? И кто мог желать смерти всемогущего вождя? По официальной версии, Иосиф Сталин умер 5 марта 1953 года от обширного кровоизлияния в мозг. Однако еще до того, как это сообщение опубликовали, в народе заговорили о том, что Сталин умер не своей смертью, а убийц надо искать в ближайшем окружении вождя. Уже тогда возникло несколько версий смерти генералиссимуса.

Версия первая. Отравитель Берия

050726131355b

Первым, кого стали подозревать в убийстве, был Лаврентий Берия. Ведь к его услугам была специальная токсикологическая лаборатория НКВД. Ее создали еще в 1930-е годы, кстати, по инициативе самого Сталина. Но у Берии был не только яд. У него был и повод желать смерти хозяина. В начале 50-х в Москве шептались, что он утратил доверие вождя. В народе даже пошла шутка «Берия, Берия — вышел из доверия». А отсюда ему оставалсялишь один шаг до повторения судьбы предшественпиков — Ягоды и Ежова, Вспоминает племянница Сталина Кира Аллилуева-Политковская.

Он стал страшным для Берии, Он уже в Берии разочаровался, И Берия, наверное, очень испугался. От страха-то чего не сделаешь, вы что? Ведь когда человек боится и у него выхода нет, он любой выход найдет.

Сталин же, видимо, опасался покушения и поэтому был чрезвычайно осторожен, Анастас Микоян позже вспоминал: «Он делал так: поставит новую бутылку и говорит мне или Берии: „Вы, как кавказцы, разбираетесь в винах больше других, попробуйте, стоит ли пить это вино?“ Я всегда, пил бокал до конца, Берия тоже, Таким образом, он охранял себя от возможности отравления: ведь винное дело было подчинено мне, а бутылки присылал Берия, получая из Грузии, Вот он нас и проверял».

Сталин создал невероятно строгую систему контроля за продуктами, воду ему доставляли из Абхазии, из ледников Абхазских гор, и никакой другой воды он не пил. Вино доставляли из винных заводов Грузии, прямо из Грузии, спецмаршрутом. Пища проверялась тщательнейшим образом и никаким образом никакие яды попасть на стол Сталина не могли, Даже когда ему было плохо, Сталин никогда не принимал лекарства, которые ему давали, А посылал охранников за таблетками в обычную аптеку, причем каждый раз в новую. Однако есть версия, что охрана все-таки больше слушалась своего непосредственного шефа — Лаврентия Берию, И его люди вполне могли дать Сталину нужное «лекарство».

Конечно, все проверялось. Но дело в том, что он был НКВД, и все проверялось его людьми. Какими еще могло проверяться? Берии людьми. Он же был там главный, не Сталин. Сталин был вождь, а он был среди НКВД, так что он мог туда что-то и положить. Светлана, например, считала, что его отравили.

Чуть ли не единственный человек, которому доверял тогда Сталин, Валентина Истомина, «сестра-хозяйка» и по совместительству — офицер госбезопасности. Последние 18 лет она прислуживала вождю за столом и, говорят, делила с ним постель. Где была Истомина в ночь, когда со Сталиным случился удар, до сих пор неизвестно. Впрочем, желать смерти Сталина мог не только один Берия.

Небольшой комментарий. Поразительно, что указанные выше «деятели телевизионных искусств» даже не отдавали себе отчета в том, что они выволокли на экран, мягко говоря, не вполне адекватную по возрасту и количеству обид на Сталина какую-то его родственницу. Впрочем, возможно, что именно в том и был смысл для них. Перед телеобъективом она плела, невесть что, но журналисты даже и бровью не повели. Но ведь отчаянно врала Кира Аллилуева-Политковская. Берия-то никакого отношения к органам госбезопасности не имел с конца 1945 года! Чтобы удостовериться в этом, не надо развешивать уши перед «лапшой» какой-то старушки — достаточно всего лишь взглянуть в обычные исследования о Берии. Даже в самом «демократическом» исследовании этот факт упоминается. Органами госбезопасности руководил в то время не Лаврентий Павлович Берия, а Семен Денисович Игнатьев! Что, между прочим, также совершенно четко и документально зафиксировано в истории органов госбезопасности. И, следовательно, приплетать сюда Берию вовсе не было нужды. Впрочем, старушка-то по своей исторической безграмотности и лютой ненависти к Сталину и Берии могла ляпнуть такое, но вот «деятели телевизионных искусств» куда смотрели?!

К слову сказать, как только к этой истории приплетают Л. П. Берию, можете быть абсолютно уверены, что перед вами махровая ложь!

Что же касается токсикологической лаборатории Лубянки, то, во-первых, она была создана по указанию не Сталина, а Ленина. Пора бы это знать. Во-вторых, уйдя из органов госбезопасности на атомный проект (только в его рамках Берия соприкасался с органами госбезопасности — главным образом, с нелегальной разведкой, по каналам которой осуществлялось добывание необходимой для советских ученых-атомщиков информации), Лаврентий Павлович никакого отношения к этой лаборатории не имел по определению. В этот период времени она подчинялась первому заместителю министра государственной безопасности Огольцову, командовать которым Берия не мог. И, наконец, самое главное — в-третьих. Не следовало старушке лгать с помощью извращенной частушки, а «деятелям телевизионных искусств» развешивать свои уши. Прежде всего потому, что в подлинном виде частушка имела такой вид:

Вышел из доверия наш товарищ Берия.

А товарищ Маленков надавал ему пинков.

К тому же она появилась не перед смертью Сталина, а после убийства самого Берии, то есть после 26 июня 1953 года. Откровенно говоря, не грех бы тележурналистам хоть чуточку знать историю, чтобы не вляпываться каждый раз в очередной конфуз.

Следует знать историю еще и потому, что Берия не терял доверия Сталина в то время — напротив, как облеченный особым доверием Сталина он вел всю атомную и водородную программы СССР. Что, и это никому не известно, что потребовалась брехология неадекватной по возрасту старушки?! Кстати, накануне смерти Сталина, по настоянию именно Иосифа Виссарионовича было принято решение о возвращении Лаврентия Павловича в МГБ, так как органы госбезопасности своей деятельностью под руководством Игнатьева уже окончательно вывели из себя Сталина. Он уже им не доверял, что особенно проявилось в «деле врачей», когда он сам же назначил независимую экспертизу.

Тем более неприличны ссылки на Анастаса Микояна — вот уж «свидетель» так «свидетель»! Одно то, что он успешно отмахал «от Ильича до Ильича без инфаркта и паралича» и был способен, как утверждала молва, пройти сухим между струями дождя, делает любое его свидетельство крайне ненадежным. Анастасу Микояну было что скрывать от посторонних глаз, было из-за чего лгать… К сожалению, анализ этих причин выходит за рамки настоящего исследования. Однако же ясно: верить ему нельзя ни на грош — слишком уж «гибкий» он был, когда речь заходила о смерти Сталина… Тем более что впоследствии он сам же признавался лидеру Албании Энверу Ходже, что вместе с Хрущевым готовил покушение на Сталина.

Точно так же нет ни малейшего основания доверять и бредням старушки о том, что-де воду Сталину доставляли из ледников Абхазии. Сталин отличался особо аскетичной скромностью и не позволял себе роскошеств в личной жизни. За примерами далеко ходить не надо. Многолетний глава его личной охраны знаменитый Власик слетел со своего поста прежде всего из-за того, что пытался списывать на Сталина невероятно огромные объемы продуктов питания и напитков. Сталина, в частности, до крайности возмутило, что по документам он якобы съел несколько десятков тонн какой-то особо деликатесной рыбы, которую самолетами доставляли в Москву из Мурманска и Архангельска. И чтобы он, Иосиф Виссарионович Сталин, который едва ли не в буквальном смысле слова дрожал над каждой народной копеечкой, позволил себе такие пищевые закидоны — доставку воды из ледников Абхазии?! Право же, не грех бы я меру знать в мифотворчестве…

Далее. Неадекватная старушка не ведала о том, как осуществлялась проверка продуктов питания и напитков, поступавших на стол Сталину. Этим занималась специальная лаборатория, существовавшая в системе личной охраны Сталина. И по результатам проверки она ставила свое клеймо (ярлык) на продукты питания и напитки. Никакой сверхъестественности в этом не было, нет и никогда не будет. От сотворения мира в любом государстве питание и питье первого лица подвергаются особо тщательной проверке. Это важнейший элемент всей системы безопасности первого лица государства. И это никак не связано с характером Сталина или с существовавшей тогда системой, на что старушка так намекает. Это всего лишь система безопасности первого лица.

А то, что Сталин был особенно внимателен к этим вопросам, — тем более ничего удивительного нет. Вся мировая история буквально нашпигована всевозможными историями отравлений и убийств первых лиц различных государств. Что в древности или в Средневековье, что уже в XX веке и в наше время. Да и разве мало было желающих отправить его праотцам?! Как за рубежом, так и внутри страны. Если, например, на жизнь лидера кубинской революции Фиделя Кастро было совершено свыше 648 покушений, то неужели у Сталина должно было быть меньше оснований опасаться за свою жизнь, чем у знаменитого команданте?! Ведь это же абсолютно несравнимые политические фигуры, не говоря уже о том, что беспрецедентно несравнимы масштабы, значение и роль Кубы и СССР на мировой арене!

Наконец, неадекватная по возрасту старушка настолько ни черта не знает, что даже не понимала простой вещи. В интересующий нас период времени охрана Сталина подчинялась не Лаврентию Павловичу Берии, а лично министру госбезопасности С. Д. Игнатьеву так как в результате особой интриги, но на основании серьезного компромата начальник личной охраны Сталина, знаменитый Власик, был упрятан за решетку. А сами органы госбезопасности с конца 1949 года курировал не кто иной, как «дорогой» Никита Сергеевич Хрущев. К тому же пора бы знать, что в 1953 г. никакого НКВД не существовало. Существовало Министерство государственной безопасности.

Так что прежде чем развешивать уши перед «лапшой» какой-то старушки, не грех было бы просто перелистать хотя бы пару обычных исследований по этому вопросу. Тогда обошлось бы без конфуза.

Но в одном болтовня старушки имеет право на особое внимание. Сталина действительно отравили. И чуть ниже мы докажем это с помощью документов.

Версия вторая. Заговор ближайшего окружения

149131_pic1О гибели вождя могли мечтать многие его соратники, которые устали от того, что вся власть, в том числе и над ними, находилась в его руках. Возможно, имел место и коллективный сговор с участием Берии, Маленкова, Хрущева. В реальность такого заговора можно поверить, если вспомнить, как Сталин провел последние часы жизни. Инсульт у него произошел в ночь на 1 марта 1953 года. Однако помощи глава государства дождался только на следующий вечер, 2 марта. Более суток, примерно 36 часов, к Сталину, лежавшему на полу, не подходил ни один врач. Первые 10 часов это было виной самого Сталина. Он жил в одиночестве, не позволял никому входить к себе, нарушать сон. Охрана появлялась тогда, когда ее звал Сталин. Сталин ее не зовет — она не появляется. Когда он уж очень долго ее не звал, где-то порядка, по-моему, 8

10 часов, они забеспокоились, зашли туда сами и увидели, что он лежит на полу без сознания. Но высшие руководители СССР приехали в Кунцево лишь еще через 20 часов. Прислуге приказали только переложить Сталина с пола на диван. И пояснили: «Товарищ Сталин просто спит». Хотя всем было понятно, что он на самом деле был без сознания.

Возможно, именно тогда, в те часы, когда вождь тихо умирал, и возник стихийный заговор. Большинство историков уверены — договориться заранее они не могли. Члены Политбюро слишком друг другу не доверяли и слишком подозревали друг друга, чтобы рискнуть сговориться всем вместе против Сталина. Всегда была большая вероятность, что кто-то донесет ему и за счет других укрепит свое положение. Ни Хрущев, ни Берия, ни Маленков, ни Молотов, ни Каганович не были друзьями, они были противниками, политическими противниками. Они не встречались никогда друг с другом наедине, они не могли ни о чем договориться, они боялись смерти Сталина, потому что они боялись, что вместе со смертью Сталина рухнет режим, механизма которого они не понимали, понимал его только один Сталин. И вместе со Сталиным рухнет и их собственная карьера. Однако, увидев беспомощного вождя на полу, Хрущев, Берия и Маленков поняли, что это их шанс, и сели за стол переговоров. Сначала нужно разделить власть, а потом решать, кто будет лечить и хоронить. И примерно с 23 часов дня 2 марта и до вечера 2 марта шли какие-то абсолютно тайные консультации, о которых мы ничего не знаем, между Берией, Маленковым и Хрущевым. И только ночью они договорились, кто возьмет на себя какую часть государства. Хрущев — партию, Маленков — государство, Совет министров, а Берия — карательные органы. И тогда они вызвали врачей к Сталину. Другими словами, Сталину помогли умереть, отказав ему в нужный момент в медицинской помощи.

Небольшой комментарий. В данном случае мы не будем комментировать эту версию, чтобы дважды не служить обедню. К ней мы вернемся после анализа третьей версии.

Версия третья и главная. Естественная смерть

В «Правительственном сообщении» о смерти Сталина говорилось: «В ночь на 2-е марта у товарища Сталина, когда он находился в Москве в своей квартире, произошло кровоизлияние в мозг, захватившее важные для жизни области мозга». Если исходить из того, что это правда и Сталина на самом деле настиг апоплексический удар, то бывшим соратникам осталось лишь поделить власть. Они не были прямыми убийцами. Убил Сталина в конце концов сам режим, который он установил. Он сам себя обрек на такой режим: полное одиночество, отсутствие аптеки, отсутствие врачей в охране на всем протяжении этой большой Кунцевской дачи, среди нескольких сот человек охраны не было даже фельдшера. Ну, какое здесь убийство? Это уже система.Историк Юрий Жукову автор двух исследований о Сталине, раскрывает малоизвестные факты о последних годах жизни вождя. Жуков убежден, в убийстве Сталина не было никакого смысла, к концу 1952 года он уже и так отошел от дел, а его смерть была лишь вопросом времени.Всем было известно и понятно, что Сталин умрет вот-вот. Три инсульта, ну скажите любому непросвещенному в медицине человеку, он скажет, это очень много. И четвертый мог наступить в любой момент. Тем более Сталин уже не бился за власть и не требовал ее. Он скромно отошел в сторону и жил на даче как пенсионер. От политики он напрочь отрешился. Поэтому не было ни смысла, ни повода его убивать. Соратники Сталина напряженно следили за состоянием его здоровья, а оно становилось все хуже.У него начала пропадать память. Какие-то минуты просветления, он твердо помнил, потом все забывал, что, где, когда. Кроме того, у него изменился почерк. Аккуратный прежде, обязательно на хорошей бумаге, четкий, среднего размера вдруг стал иным: угловатый, огромные буквы. Когда я показал ксерокопию одному своему приятелю врачу-психиатру, не говоря, кто написал, что, к чему, он сказал: явно у человека дрожали руки, и он держал одну руку другой, чтобы двумя руками с трудом писать. Отсюда огромные угловатые, острые буквы. Зачем нужно было в этот момент убирать тяжело больного Сталина? Он и так уже не играл в политике никакой роли. Он гулял на ближней даче, и единственное развлечение было — он сам делал вино, домашнее. Ему с Кавказа, из Грузии присылали виноград, и он, вспомнив, как это делается на его Родине, сам давил и делал молодое вино.И все же вопросы остаются. Но ответы на них, скорее всего, надо искать не в материалах ЦРУ, а в советских архивах. Однако эти исторические документы, включая медицинскую карту Сталина, похоже, пока никто не собирается рассекречивать.Небольшой комментарий.

Трудно в это поверить, но именно такую версию последних месяцев жизни Сталина 7 июля 2007 года привел тот самый авторитетный исследователь, доктор исторических наук Юрий Николаевич Жуков — автор ряда действительно очень интересных, блестяще аргументированных книг о Сталине, среди которых особенно выделяются «Иной Сталин» и «Сталин: тайны власти». Самое обидное состоит в том, что произошло это на телевидении, то есть его заявление слышали десятки миллионов людей.

При всем своем личном и искреннем уважении к Ю. Н. Жукову и его научным заслугам категорически не могу, не имею права согласиться с таким заявлением. Потому что оно в корне не соответствует действительности. А вот на вопрос, почему оно не соответствует действительности, отвечу с помощью сталинского министра финансов Арсения Зверева. Вновь хочу обратить внимание на то, что он был интереснейшим человеком и великолепным финансистом — не чета современным «россиянским» министрам финансов. Так за советскую копеечку и советский рубль стоял, что впору было его сравнивать с защитниками Сталинграда или Москвы. Но в то же время был столь мудр, столь гибок в выборе финансовых средств укрепления советской экономики и повышения благосостояния советских граждан, столь дальновиден, что Сталин почитал за благо постоянно с ним советоваться. Итак, цитируем мемуары А. Г. Зверева «Записки министра» (М., 1973, стр. 242–246; согласно мемуарам А. Г. Зверева, ниже цитируемое относится к 1–2 марта 1953 года; запомните это обстоятельство, чуть ниже очень даже пригодится).

«Перестройка хозяйства на мирный лад в основном завершилась в 1946 году. В 1948 году объем промышленного производства в стране превзошел довоенный уровень. Таким образом, на восстановление промышленности потребовалось около двух с половиной лет. Героический труд рабочих, неутомимая деятельность партии обеспечили выполнение первой послевоенной пятилетки в промышленности за четыре года и три месяца.

Однако успехи вовсе не означали, что путь, по которому шла страна, был легким. На фоне впечатляющих успехов в промышленности было особенно заметно отставание сельского хозяйства. Восстановить его было сложнее, чем промышленность. Трудности в сельском хозяйстве в значительной степени объяснялись серьезными упущениями в руководстве им, нарушением принципа материальной заинтересованности колхозов и колхозников в результатах своего труда.

Из встреч со Сталиным, из бесед с ним, из его высказываний я составил вполне определенное представление, что он не был уверен в правильности всех применявшихся нами методов руководства сельским хозяйством…

…Моя область — финансы. Этого аспекта проблемы я и коснусь, причем в его самой злободневной для тех лет части: вопроса о сельхозналогах.

Налоги применяют и для поощрения коллективных форм развития. Им присущ возвратный характер: полученные средства опять используются в интересах трудящихся.

Расскажу, в частности, о сельскохозяйственном налоге. История эта уходит еще в довоенные годы. Когда разрабатывался закон об этом налоге, Сталин чрезвычайно настороженно отнесся к предложению Наркомата финансов увеличить его (мы мотивировали это грозной международной обстановкой и потребностью дать срочно крупные суммы в промышленность), но в конце концов согласился на увеличение обложения колхозников в 1, 8 раза.

При обсуждении вопроса в ЦК ВКП(б) я попросил разрешить некоторую амплитуду налоговых колебаний. Отмечая, что со статистикой у нас не все в порядке, я говорил о желательности установить верхний предел с превышением прежнего в 1, 9 раза. Получив согласие, занялся уточнением данных. Только после основательной подготовки финансовые органы приступили к делу и неплохо с ним справились.

Дальнейшей разработке этой проблемы помешала Великая Отечественная война. С переходом к миру нужно было решать вопрос о снижении налогов военного времени. Снова остро встал вопрос о сельхозналоге. Опять потребовалось провести большое исследование, чтобы доказать необходимость его пересмотра. В центральном аппарате находились люди, которые были убеждены, что Министерство финансов заблуждается. Сталин даже обвинил меня в недостаточной информированности относительно материального положения колхозников. Как-то он полушутя-полусерьезно сказал мне:

— Достаточно колхознику курицу продать, чтобы утешить Министерство финансов.

— К сожалению, товарищ Сталин, это далеко не так — некоторым колхозникам, чтобы уплатить налог, не хватило бы и коровы.

После этого я послал в ЦК партии сводку с фактическими данными. Цифры говорили сами за себя. Правительство приняло решение о снижении сельхозналога на одну треть. (Обратите внимание на то, сколь открыто и напористо говорил Арсений Зверев, защищая интересы колхозников. И заметьте, всякий раз он опирался на результаты серьезных исследований, а не просто так говорил. Обратите внимание также и на упорство А. Зверева в решении вопроса о снижении сельхозналога. Казалось бы, глава финансового, по определению самого скупого в любом государстве ведомства, склонного только обдирать население и хозяйствующие субъекты, а вот, поди ж ты, — рьяно ратует за скорейшее снижение сельхозналога! С цифрами в руках ломает предвзятость правительства и добивается своего! Вот это сталинский министр! Вы слышали или видели что-либо подобное в наше время? — A.M.)

В начале марта 1953 года специально созданная комиссия рассматривала справку о размерах подоходного налога с граждан, занимающихся сельским хозяйством, и отдельных местных налогов. Некоторые члены комиссии внесли тогда предложение отдельно ввести налог с оборота и налог на трудодни. Я возразил, поскольку налог с оборота и так существовал: он образовывался в основном из разницы в заготовительных и розничных ценах на сельскохозяйственную продукцию, с учетом стоимости переработки, а также с учетом прибыли, получаемой перерабатывающими предприятиями.

Таким путем государству передавалась часть национального дохода, созданного колхозами и колхозниками. Тогда мне поручили составить справку о размерах налога с оборота по отдельным видам сельхозпродукции. Там значилось, что налог с оборота по зерну был равен 85 процентам, по мясу — 75 процентам и т. д.

Эти цифры вызвали сомнение. Справку показали Сталину. В разговоре со мной по телефону Сталин, не касаясь происхождения цифр, спросил, как я истолковываю природу налога с оборота. Я ответил, что налог родственен прибыли, одна из форм проявления прибавочного продукта. Слышу: „Верно“. Новый вопрос: „А помните, до войны один член ЦК на заседании ЦК назвал налог с оборота акцизом?“ Я помнил этот случай. Сталин тогда ответил, что у акциза иная экономическая природа.

Далее Сталин спросил: чем объясняется столь высокий налог с оборота по основным видам сельскохозяйственной продукции? Я отвечал, что здесь выявляется разница между заготовительными и розничными ценами, установленными правительством на сельхозпродукты.

Следующий вопрос: для чего мы раздельно берем прибыль и налог с оборота и не лучше ли объединить эти платежи? Говорю, что если объединим, хотя бы в виде отчислений от прибыли, то в легкой и пищевой промышленности возникнет прибыль процентов 150–200 в год; исчезнет заинтересованность в снижении себестоимости, которое планируется в размере 1–3 процентов в год, ибо прибыль будет и без того велика, но не в результате работы. Опять слышу реплику: „Верно!“ Так были затронуты многие коренные проблемы деятельности финансов, причем ни разу не упоминался вопрос о сельскохозяйственном налоге. По окончании беседы Сталин сказал: „До свидания“. (Редчайший случай: обычно он просто клал трубку.)

Однако свидание уже не состоялось — через несколько дней И. В. Сталин скончался».

Так вот кто бы вразумительно разъяснил, каким это образом якобы ослабевший памятью Сталин в последние месяцы своей жизни удалился от дел, если накануне своей смерти (насильственной) он въедливо занимался столь тонкими и сложными вопросами управления экономикой государства с помощью налогов (вспомните, что говорилось на стр. 155–156 со ссылкой на К. Н. Брутенца)? Не говоря уже о том, что в октябре 1952 года он провел XIX съезд партии, а затем и Пленум ЦК. Похоже что он удалился от дел и тихо давил вино на даче?

Между прочим, сразу после смерти Сталина решением советского правительства были внесены серьезные изменения в законодательство о сельском хозяйстве, в том числе и в вопросе снижения сельхозналога, что подтолкнуло аграрный сектор к ускоренному развитию. Неужели это могло быть делом рук Хрущева или Маленкова?

Поразительно также и то обстоятельство, что в своих мемуарах А. Г. Зверев оперировал датой 1–2 марта. Поразительно, потому что человек он был чрезвычайно привыкший к абсолютной математической точности, и в таком случае выходит, что несчастье со Сталиным произошло не в ночь на 1 марта, а позже. К глубокому сожалению, на сегодня нет ни малейшей возможности хоть как-то перепроверить данные А. Г. Зверева. Однако поскольку он был человеком очень честным и точным, иначе Сталин не держал бы его на финансах, то нет и оснований не доверять его мемуарам. Очевидно, только время покажет, что скрывается за этой датой, которую поставил Зверев при описании своего разговора со Сталиным.

Зато современные данные позволяют напрочь отвергнуть как абсолютно несостоятельные утверждения Ю. Н. Жукова о том, что не было никакого мотива для убийства Сталина, что он отошел от политики и тихо жил на даче. Насчет «тихо жил на даче» — только что мы показали, что это не так. Живя на даче (кстати говоря, очень давно), Сталин не отошел от политики, напротив, явно готовился к очень серьезным, крупномасштабным изменениям в политике и государстве, о чем и свидетельствуют мемуары А. Г. Зверева, К. Н. Брутенца, Д. Шепилова да и не только их.

5458632-796438

Известный современный исследователь Юрий Игнатьевич Мухин в своей знаменитой книге «Убийство Сталина и Берии» блестяще доказал, что незадолго до своей смерти Сталин предпринял новую попытку отсечь партократию от власти, от руководства государством.

Первая попытка, предпринятая в 1937 году, окончилась провалом и вакханалией репрессий, спровоцированных партократией в ответ на демократическую по характеру и сути попытку Сталина путем прямых, тайных выборов на альтернативной основе произвести уже тогда крайне необходимую ротацию правящей элиты.

Вторая же попытка, предпринятая Сталиным после войны, привела к его убийству в результате заговора партократии. Это и есть главный (внутренний) мотив убийства.

И что самое страшное, произошло это в точном соответствии с принципиальными положениями «классиков научно обоснованного» бандитизма во всемирном масштабе. Есть у них такое, внешне кажущееся сугубо политэкономическим выражение: «Вместе с возможностью удерживать товар как меновую стоимость, или меновую стоимость как товар, пробуждает алчность или auri sacrafames, «проклятая жажда золота», как говорил древнеримский поэт Вергилий».

Между тем, в сфере политики вместе с возможностью удерживать власть (товар) как меновую стоимость (то есть как возможность «рулить» государством, причем ни за что не отвечая, но располагая невиданными привилегиями), тождественная «проклятой жажде золота» алчность пробуждает в виде «LIBIDO DOMINANTI», то есть в виде «СТРАСТИ К ВЛАСТВОВАНИЮ».

Tags: Берия, Запад, Россия, СССР, Сталин, альтернативная долларовой зона торговли, золото России в западных банках, золотой стандарт сталинского рубля, операция "Крест", операция "Могила", отказ Сталиным от доллара, политика Сталина, расследование причин трагедии 22 июня 19, смерть Сталина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments