marc_aureli (marc_aureli) wrote,
marc_aureli
marc_aureli

Ватикан пытается заставить Великобританию отказаться от Брексита под угрозой развала страны

http://img.4plebs.org/boards/pol/image/1410/01/1410018577800.png
https://vz.ru/world/2017/7/14/878704.html

Родина короля Артура объявила войну Англии
Виктория Никифорова  14 июля 2017

В сравнении с проблемами Шотландии, Ирландии и даже Уэльса сепаратизм английского Корнуолла выглядит почти смешно. Точнее, выглядел. Армия Республики Корнуолл пообещала ответить на «этнические чистки» со стороны англосаксов терактом, для чего «истинные британцы» уже подготовили смертницу. Но кому и для чего нужен независимый Корнуолл?

Соединенное Королевство давно живет под угрозой разъединения. Европа помнит о боевых действиях в Северной Ирландии и хорошо знает шотландских сепаратистов, анонсировавших уже второй по счету референдум о выходе из Британии. Несколько менее известны валлийские националисты – жители Уэльса, изучающие свой старинный валлийский язык и борющиеся с культурной гегемонией англичан. А вот о сепаратистах Корнуолла слышали немногие.

http://ic.pics.livejournal.com/emptykingdom/71667436/892758/892758_original.jpg

Когда их боевое подразделение пообещало устроить англичанам теракт, у многих возник вопрос – кто они вообще такие и чего хотят от Лондона?

Корнуолл – одно из красивейших мест Англии, идиллический холмистый полуостров на юго-западе, изрезанный бухтами и заливами. Однако англичанами местные жители себя не считают. Они – потомки древних кельтов и бриттов, искони населявших Альбион. Англы и саксы, пришедшие на остров только в V веке, до сих пор считаются здесь «понаехавшими». Корнуолл считает себя родиной легендарного короля Артура и цитаделью истинно британского духа.

Корнуолльские националисты приложили немало усилий, чтобы возродить свой язык – корнский. Британские ученые долгое время считали его диалектом древнеанглийского. Однако лингвисты Корнуолла, уже больше ста лет работающие над восстановлением и продвижением корнского, сумели убедить весь мир в том, что это подлинный язык древних бриттов. Из полумиллионного населения полуострова на нем говорят всего 300–400 человек. Однако местные власти активно пропагандируют корнский, вводят его уроки в школах и повсюду расставляют двуязычные указатели. Корнуолл, например, по-корнски звучит как Керноу.

Родина Артура вошла в состав Англии в XV веке, но до сих пор ворчать на захватчиков-англосаксов здесь считается хорошим тоном. Правда, последнее крупное восстание против Лондона датируется 1497 годом. С тех пор истинные корнуолльцы вспоминали о своей национальной гордости разве что с целью напомнить о себе и получить дополнительные транши из столицы на развитие своей самобытной культуры.

Ситуация стала драматически меняться во второй половине XX века. Декоративный местный национализм стал подпитываться вполне реальными страхами – Корнуолл стремительно становился аутсайдером глобальной экономики и одним из самых бедных графств Англии.

Основой народного хозяйства полуострова всегда была добывающая индустрия. Более 3000 лет в Корнуолле добывали и выплавляли олово и медь. На всю Европу славилась и местная глина, использовавшаяся для производства знаменитого английского фарфора. Но за последние десятилетия практически все добывающие предприятия были переведены в развивающиеся страны. Шахты закрывались, шахтеры – наследники знаменитых рабочих династий теряли и работу, и смысл существования. Последний оловянный рудник Корнуолла был закрыт в 1998-м, последняя шахта, где добывали каолин (глину для производства фарфора), – в 1999-м. В утешение Евросоюз выдал Корнуоллу грант «на развитие креативной индустрии».

Одновременно с промышленностью разрушались привычная среда обитания и тот стиль жизни, который местные жители считали «истинно британским». Одной из первых деградацию Корнуолла зафиксировала писательница Дафна Дю Морье. Она всю жизнь прожила в этих местах и очень их любила. Исчезновение традиционного уклада, старинных домов, знакомых пейзажей – тема ее документальной книги «Заколдованный Корнуолл».

Ее последний роман с ироническим названием «Правь, Британия!» стал для местных националистов чем-то вроде библии. В этой сатирической антиутопии армия США оккупирует Британию и лишает ее остатков суверенитета. Лондон смиренно признает свое поражение и выполняет все требования оккупантов. Единственные, кто поднимается на борьбу против захватчиков, – жители Корнуолла. Истинные бритты берутся за оружие и начинают партизанскую войну против американцев. В 1972 году роман получил разгромные рецензии, живой классик Дю Морье в один момент стала «нерукопожатной». Однако сегодня тема резистанса звучит в маленьком Корнуолле все громче.

Пытаясь поправить экономику графства, власти Британии попытались развивать его в качестве курорта. То есть повторили в миниатюре тот же процесс, который проводил Евросоюз в таких странах, как Греция, Испания и Португалия, после уничтожения их промышленности. Результат оказался немногим лучше.

На месте заброшенных шахт соорудили музеи и парки развлечений. Понастроили велосипедных дорожек, проложили пешеходные тропы для прогулок, очистили пляжи и облагородили прибрежную линию. Разрекламировали Корнуолл как идеальный курорт с лучшим климатом в Великобритании. Маленькие прибрежные городки в одночасье стали престижными и знаковыми местами. Туда потянулись богатые лондонцы и иностранцы. Они массово скупали дома в качестве летних дач, и цены на недвижимость в депрессивном по сути районе моментально взлетели. Сегодня стоимость скромного трехкомнатного домика на полуострове начинается от 400 тысяч фунтов (31 млн рублей), а платежи за аренду комнат уже обогнали самый дорогой курорт Англии – Брайтон и его окрестности.

Казалось бы, местным жителям привалило счастье. Однако они этому счастью не рады. Рост цен на недвижимость привел к тому, что коренной корнуоллец, даже если ему повезет найти работу, не сможет взять в ипотеку ни дом, ни квартиру. Кроме того, вместе с богатыми дачниками в бедное графство пришел и совсем другой стиль жизни.

Корнуолл испытал на себе все прелести джентрификации. Район привели в приличный вид, но из него выжили все то, к чему местные привыкли с детства. Вместо дешевых «качалок» возникли дорогие фитнес-центры, вместо обычных парикмахерских – гламурные барбер-шопы, вместо пабов – винные бары с шампанским от 40 фунтов за бутылку. Куда-то исчезли и все простые забегаловки, где можно было взять рыбу с картошкой на вынос за два–три фунта. Зато есть рестораны лондонских звезд кулинарного искусства – Рика Стейна и Джейми Оливера. Ресторан Стейна словно в насмешку называется «Рыба с картошкой», вот только порция рыбы без гарнира в нем стоит от 11 фунтов.

В выигрыше от джентрификации лишь те немногочисленные жители Корнуолла, у кого нашлась лишняя недвижимость на продажу или под аренду. Остальные оказались не готовы столоваться у Джейми Оливера.

Не случайно свою боевую деятельность Армия Республики Корнуолл начала как раз с атаки на ресторан Рика Стейна в Портлвене. В июне его попросту подожгли, пообещав новые нападения.

Армия Республики Корнуолл – боевое подразделение местных сепаратистов – раньше называлась Национальной армией освобождения Корнуолла. Подчеркивается, что в ее рядах всего 30 человек, но все они прошли тренировки в лагерях шотландских и валлийских националистов. Раньше «армейцы» только срывали британские флаги и закрашивали черным розу Тюдоров – символ английской власти. Теперь перешли к реальным акциям. Вслед за поджогом ресторана Стейна анонсировано нападение и на ресторан Оливера. Под угрозой также дачи богатых лондонцев.

Грабительский капитализм Лондона по отношению к Корнуоллу армия перевела в национальную плоскость. Они утверждают, что деиндустриализация их земли – это «этнические чистки», которые англосаксы проводят среди корнуолльцев. На геноцид они обещают ответить настоящими терактами. Армия Республики Корнуолл объявила, что уже подготовила смертницу, которая взорвет себя, когда это будет необходимо.

Само использование лексикона исламских террористов по отношению к своим согражданам звучит тревожно. Но в Лондоне над угрозами корнуолльских националистов предпочли посмеяться. Дело в том, что продвинутые англичане издавна относятся к жителям Корнуолла с нескрываемым презрением. Для них это нищие неграмотные шахтеры, помешанные на дешевом пиве и рыбе с картошкой, люди с плохими зубами и с лишним весом, не способные понять всех прелестей глобализации. На угрозу Армии Республики Корнуолл лондонские таблоиды ответили шуточками про то, что корнуолльские тетки настолько толстые, что им и бомб не нужно – взорвутся от собственного жира.

Корнуолл – пример того, как экономическая политика нового типа озлобляет коренное население. В обстановке нарастающей вражды местных и «понаехавших» огромную роль начинают играть мельчайшие культурные особенности. Как ни странно, но именно дешевая рыба с картошкой (вернее, ее исчезновение) подталкивает сегодня корнуолльцев к сепаратизму. Угрозы боевиков из Армии Республики Корнуолл могут звучать забавно, если смотреть на них из Лондона. Но за ними скрывается нешуточное раздражение сотен тысяч людей, лишенных привычного жизненного уклада.

http://images.myshared.ru/19/1231026/slide_6.jpg
https://vz.ru/world/2017/5/2/868685.html

Евросоюз шантажирует Британию ирландским сепаратизмом
Никита Коваленко  2 мая 2017

ЕС пытается заставить Великобританию как можно сильнее пожалеть о своем решении выйти из состава организации. Очередным инструментом давления стала поддержка ирландского национализма – что действительно потенциально угрожает распадом Великобритании. Однако Евросоюз должен понимать, что под угрозой расчленения окажутся и другие страны Европы.

Евросоюз продолжает бить по болевым точкам Великобритании, запустившей в марте официальный процесс выхода из организации. На этот раз в фокусе Брюсселя оказалась Северная Ирландия (СИ). Лидеры стран «единой Европы» заявили о том, что, если регион отделится от Соединенного Королевства и войдет в состав Республики Ирландия (РИ), то он автоматически будет включен в ЕС. Подобную инициативу в повестку саммита Евросоюза внес премьер-министр РИ Энда Кенни. Европейцы, конечно же, сделали оговорку, что они никак не пытаются повлиять на выбор и мнение североирландцев, которые должны самостоятельно решить свою судьбу на референдуме. Однако это лишь слабая попытка завуалировать свою нацеленность на обострение очередной британской внутренней проблемы.

Этнополитический конфликт в Северной Ирландии начался в 60-х годах прошлого века из-за спора между властями Великобритании и местными националистическими организациями по поводу статуса региона. Повстанцы требовали отделения СИ от Британии и воссоединения с Республикой Ирландия. Конфликт закончился только в 1998 году – подписанием Белфастского соглашения, в результате чего Северная Ирландия осталась в составе Соединенного Королевства, однако получила самоуправление. Хотя позиции националистов оставались довольно сильны, большинство в местном парламенте удерживали юнионисты (сторонники сохранения СИ в составе Британии).

Конфликт стал приобретать новое дыхание после проведения в Великобритании референдума о выходе из Евросоюза. Большинство населения СИ (56 процентов) высказалось на плебисците за сохранение членства в ЕС. Твердый настрой правительства Терезы Мэй на неотвратимость Брексита способствовал росту популярности республиканских националистических «Шинн Фейн» и Социал-демократической и рабочей партии (СДРП) в регионе. Республиканцы настаивают на необходимости проведения плебисцита о статусе Северной Ирландии, чтобы добиться отделения от Соединенного Королевства и создания единой Ирландии, делая упор на то, что только так североирландцы смогут остаться в ЕС. Такие их устремления активно поддерживает Республика Ирландия.

«Брексит дал серьезный толчок подъему националистических настроений в Северной Ирландии. До того, как вся эта история завертелась, в СИ был сравнительно небольшой процент тех, кто выступал даже за само проведение какого-либо референдума об объединении с Республикой Ирландия. РИ этот вопрос не педалировала, и настроения в самом регионе были спокойные», – заявил газете ВЗГЛЯД руководитель исследовательской компании Europe Insight Андрей Куликов.

Членство в ЕС является очень важным аргументом для североирландцев. Политики РИ подчеркивают, что возможное объединение будет способствовать росту общего ВВП острова на 35,6 млрд евро. Но дело не только в экономических выгодах, сохранении доступа к единому рынку Евросоюза, использовании евро и свободном передвижении по «единой Европе». Важным моментом является проблема границы между СИ и Республикой Ирландия. Отсутствие барьеров для ее пересечения было одним из важнейших пунктов Белфастского соглашения. Однако после Брексита она станет границей Великобритании и ЕС, что неизбежно повлечет за собой ужесточение контроля.

«Шинн Фейн» после удачного выступления на местных выборах запустила кампанию за проведение референдума по объединению двух Ирландий. Как сказал лидер «Шинн Фейн» Гэри Адамс, это странно и непонятно, если одна часть Ирландии будет в Евросоюзе, а другая – вне его. Поэтому, по их мнению, надо провести референдум, объединиться и оставаться частью Евросоюза», – заявил газете ВЗГЛЯД декан факультета экономических и социальных наук Российской академии народного хозяйства и государственной службы Александр Чичин.

После британского референдума впервые с момента разделения Ирландии юнионисты (прежде всего Демократическая юнионистская партия и Ольстерская юнионистская партия) не смогли добиться абсолютного большинства мандатов, необходимого для формирования правительства, по итогам местных парламентских выборов 2 марта 2017 года. Говорить о безоговорочном преимуществе сторонников единой Ирландии и неизбежности выхода СИ из состава Великобритании пока, однако, тоже рано. Если до 29 июня партиям не удастся договориться о какой-либо коалиции и создать кабинет, то будут проведены повторные выборы.

В то же время североирландский конфликт впервые с момента заключения Белфастского соглашения вышел из вялотекущего состояния. Возвращение к кровопролитию времен XX века в регионе, конечно же, маловероятно. «Они закопали топор войны. Возможно только политическое решение», – подчеркнул Александр Чичин.

Вместе с тем СИ вновь становится для Великобритании источником нестабильности. Эту нестабильность подогревает также активизация сепаратистов в Шотландии, которые также недовольны выходом Британии из ЕС и планируют провести в 2019 году референдум о самоопределении региона. Способность североирландских республиканцев успешно провести свой плебисцит и сделать СИ частью единой Ирландии (пусть и в более отдаленной перспективе) не стоит недооценивать. Кроме того, правительство Терезы Мэй, поглощенное Брекситом, досрочными парламентскими выборами и другими проблемами, пока демонстрирует неготовность и нежелание уделить этому вопросу повышенное внимание.

Конечно же, не последнюю роль в этой ситуации играют и высказывания представителей Евросоюза. Помимо завуалированной поддержки ирландского национализма они уже успели заявить, что готовы способствовать беспрепятственному приему в ЕС Шотландии, если она выйдет из Великобритании. Брюссель также решил включить вопрос Гибралтара в повестку переговоров по Брекситу, предоставив при этом право вето Испании, давно претендующей на эту заморскую территорию Британии. На этом фоне о предъявлении претензий Соединенному Королевству по поводу Фолклендских островов задумалась Аргентина.

«Идет игра, нацеленная на Великобританию, чтобы удержать ее в составе Евросоюза. Все издержки, даже при благоприятном сценарии, гораздо выше преимуществ любых новых достигнутых соглашений. Поэтому лучшее, что может произойти, – отмена этого процесса выхода Великобритании из ЕС. И ради этого Евросоюз может идти даже на такие шаги, которые в их глазах будут выглядеть средствами, оправдывающими благую цель. Сложность решения этих всех вопросов (Шотландия, Северная Ирландия, Гибралтар) как бы привязывает Великобританию к Евросоюзу», – подчеркнул Андрей Куликов.

«Евросоюз как никогда сейчас настроен против Брексита, особенно на условиях Терезы Мэй. Это будет шаг к краху Евросоюза, если он уступит в вопросе Брексита», – отметил Александр Чичин.

Поддерживая сепаратистские настроения, а также разжигая территориальные споры, Евросоюз встает на тонкий лед, ведь такая тактика может негативно аукнуться ему самому.

http://enewz.ru/uploads/posts/2014-09/14120514252329a2632e25a58b150887c85ea4dacd9.jpeg

Это провоцирует конфликты между странами, а в случае Испании и Великобритании – между двумя государствами НАТО. Более того, такие действия подкармливают сепаратистов внутри самого Евросоюза, которых немало. Центробежные настроения активно набирают обороты в Каталонии и не утихают в Стране Басков в Испании, раскручиваются в северных областях Италии, сохраняются серьезные противоречия между фламандцами и валлонами в Бельгии, периодически демонстрируют вспышки сепаратизма германская Бавария и французская Корсика, не говоря уже об этнических конфликтах на Балканах. Одним из факторов, сдерживающих рост поддержки сецессионистов, являлись угрозы Брюсселя, что в этом случае отделившаяся область окажется за пределами ЕС. Делая же исключения для Северной Ирландии и Шотландии, европейцы создают опасный прецедент, которым попытаются воспользоваться другие «мятежные» регионы стран «единой Европы».

«Тема объединения Ирландий может спровоцировать сепаратистские настроения в Каталонии. Если Северная Ирландия выйдет из состава Великобритании, то Каталонию не удержать, – считает Александр Чичин. – Может быть цепная реакция. Дальше можно Бельгию рассматривать – фламандцев и валлонов, и Италию – «Лигу Севера».

Tags: brexit, Брексит, Ватикан, Великобритания, Гибралтар, ЕС, Евросюз, Еврпопа, Корнуолл, Севрная Ирландия, Уэльс, Шотландия, выход из ЕС, сепаратизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments