marc_aureli (marc_aureli) wrote,
marc_aureli
marc_aureli

Кто реально контролирует экономику России?


Валентин Катасонов. Путин отстранён от экономики
Опубликовано: 8 авг. 2017 г.
Замглавы российского МИД Сергей Рябков прокомментировал влияние американских санкций на нашу страну. По словам дипломата, власти намерены сократить зависимость от американских платежных систем и доллара. В свою очередь главный экономист Альфа-банка Наталья Орлова заявила: "Дискуссия 2014 года показала, что уйти от доллара не очень реалистично – нет других ликвидных валютных рынков. У евро нет такого оборота. Российский валютный рынок это на 95% — оборот рубль-доллар и 5% — остальные валюты". Комментирует доктор экономических наук, профессор кафедры международных финансов МГИМО Валентин Катасонов.

http://ruskline.ru/news_rl/2017/08/10/finansovoekonomicheskij_blok_absolyutno_nepodkontrolen_prezidentu/

«Финансово-экономический блок абсолютно неподконтролен Президенту»
10.08.2017

Профессор Валентин Катасонов о том, почему именно замглавы МИД Рябков выступил с предложением дедолларизации экономики России …


В начале прошлой недели заместитель главы МИД Сергей Рябков в интервью ABC News заявил, что антироссийские санкции США подталкивают Москву к отказу от доллара, как одной из резервных валют и разработке альтернативной системы. По его словам, действия США на международной арене являются порой слишком легкомысленными, и ситуация с введением санкций против России является ярким тому подтверждением. Такие действия подрывают доверие мировой общественности к финансовой системе США.

Тогда эти слова остались незамечены большинством СМИ. Однако в понедельник, 7 августа, в интервью журналу «Международная жизнь» замминистра иностранных дел повторил: Россия рассматривает возможность отказа от доллара.
Говоря о мерах, которые Россия намерена принять в ответ на новые санкции США, Рябков указал, что Москва намерена отреагировать на действия Вашингтона не только политическими методами. Так, власти намерены сократить зависимость от американских платежных систем и доллара.

«Мы, конечно, активизируем работу, связанную с импортозамещением, сокращением какой-то зависимости от американских платежных систем, от доллара как расчетной валюты и так далее», — заявил Рябков, добавив, что это «насущная необходимость» (цитата по «РИА Новости»).

Рябков добавил, что для России важно «создать работоспособные экономические схемы, где зависимость от доллара, от американской валютно-финансовой системы была меньше». В противном случае, по словам замминистра, «мы будем все время сидеть у них на крючке — ровно то, что им и нужно».
Заявление Рябков прокомментировал в интервью газете «Завтра» д.э.н., профессор, председатель Русского экономического общества им. С.Ф.Шарапова Валентин Катасонов:

Стоит обратить внимание на то, что важное экономическое заявление о дедолларизации сделало МИД, а не Министерство финансов, Центробанк или хотя бы Министерство экономического развития. Финансово-экономический блок молчит, как воды в рот набрал. Я думаю, что это как раз иллюстрация того, что я высказывал много раз в качестве гипотезы: финансово-экономический блок абсолютно неподконтролен Президенту Российской Федерации и поэтому Президент никак не может проявить своё отношение к закону об экономических санкциях, который был подписан Трампом 2 августа. У него есть возможность как-то прореагировать только через такие каналы, как МИД, Министерство обороны, ещё некоторые ведомства. Видимо, существует тайная конвенция, тайная договорённость о том, что Президент может заниматься только вопросами политики и военными вопросами. Финансами и экономикой он не должен заниматься и даже не должен в ту сторону смотреть. Вот такой расклад. По-моему, заявление МИД уже переводит его из версии гипотезы в формат более реальной картинки. Так что это очень серьёзно. Практически финансово-экономический блок — это те ведомственные организации и те лица, которые играют не на стороне России, а на стороне нашего геополитического противника.

Конечно, у МИДа нет никаких реальных рычагов реагирования на экономические санкции. Все эти рычаги находятся в финансово-экономическом блоке. Формально всё-таки есть верхняя и нижняя палата Федерального собрания, есть политические партии. Вот эти ресурсы и надо сейчас задействовать для того, чтобы если не навести порядок, то по крайней мере нейтрализовать разрушительное действие либерального блока на Россию. Это действие проявляется каждый день. Достаточно сказать о такой новости, как бегство зампреда Центрального банка Василия Поздышева из России во Францию после того, как Генпрокуратура вызвала его на допрос по делу банка «Югра». Вообще вся история с «Югрой» показывает, кто в доме хозяин. Прокуратура, как вы знаете, опротестовала решение Центрального банка, но ЦБ проигнорировал решение прокуратуры. Это вопиющее нарушение нашей Конституции. И меня, конечно, очень удручило заявление пресс-секретаря Президента РФ Дмитрия Пескова, который сказал, что это вопросы денежно-кредитной политики, а мы в эти вопросы не вмешиваемся, это не наше дело. Но, извините, это вопросы не денежно-кредитной политики, это вопросы государственной безопасности, это вопросы обеспечения Конституции РФ! К сожалению, всё чаще пресс-секретарь Президента вот выдаёт такие перлы. Это очень настораживает, возникает вопрос: а на чьей стороне находится Песков? Не заодно ли он с теми чиновниками финансово-экономического блока, которые допускают антигосударственные действия?

Ситуация развивается стремительно. Конечно, смешно говорить, что высылка американских дипломатов из Российской Федерации — это симметричный ответ на экономические санкции, которые были подписаны президентом США 2 августа 2017 года. Это даже как-то неприлично. Поэтому Дмитрий Песков здесь опять сморозил нечто несообразное. Я думаю, что симметричным ответом на экономические санкции должна быть коренная перестройка всей системы управления страной. Именно страной, а не только экономикой, потому что всё-таки политика всегда первична по отношению к экономике. И, конечно, необходимы кардинальное изменение работы Центрального банка и Минфина. Безусловно, нужно принимать чрезвычайные меры по выведению наших международных резервов из-под удара США. Сегодня об этом много говорят; некоторые надеются: «Мол, США не пойдут на такой шаг, как заморозка международных резервов Российской Федерации, что риску заморозки подвергается одна четверть всех наших резервов — это порядка 109 миллиардов вложенных в американские казначейские бумаги». Но при этом забывается о том, что в американские банки вложена и другая часть наших международных резервов. Это не бумаги, а это доллары, находящиеся на банковских депозитах. Плюс к этому нет никакого сомнения, что та часть международных резервов, которая вложена в европейские казначейские бумаги и в европейские банки, тоже находится под дамокловым мечом санкции. Так что, по крайней мере, две трети тех наших резервов действительно могут быть заморожены. Надо сказать, что всё-таки отдельные депутаты Государственной Думы и сенаторы иногда заикались о том, что нам надо выводить свои резервы из-под удара. Я даже помню, что Матвиенко один раз об этом заикнулась. Но всё это был глас вопиющего в пустыне.

Всякого рода либеральные экономисты утверждают, что США не пойдут на заморозку, потому что сработает эффект бумеранга. Но не сработал эффект бумеранга, когда происходила заморозка международных резервов Ирана. На сайте МВФ значится, что международные резервы Ирана составляют 105 миллиардов долларов — это очень крупная сумма. Случились заморозка ливийских, иракских, сирийских резервов. В совокупности это даже большая сумма, чем те резервы, которые принадлежат РФ, которые могут тоже попасть под заморозку. Как видите, эффект бумеранга не сработал в случае и с этими странами Ближнего и Среднего Востока.

Так что всё это очень серьёзно. Действительно надо быть готовыми к потерям, но надо сказать, что мы и после введения экономических санкций 2 августа продолжаем нести эти потери каждый день, потому что никакого барьера на движение капитала не установлено. А это надо было бы сделать прямо 2 августа. Сегодня много говорят о том, что рубль может рухнуть. Некоторые говорят, что это может произойти в августе. Август действительно очень удобный месяц для этого, потому что люди всё-таки находится в отпусках и риск набегов на банки в августе меньше, чем в какое-то другое время года. Другие говорят, что это произойдёт в сентябре. Но этого может вообще никогда не произойти, для чего надо просто ввести ограничение на трансграничное движение капитала. Этого никто не делает и никто даже по этому поводу не заикается. Один раз только Бастрыкин, руководитель Следственного комитета, в конце апреля прошлого года в одной из своих статей буквально одним абзацем затронул эту тему. То есть эта тема табуированная. А между тем, другие страны не только обсуждают эту тему, но они принимают фактические решения и шаги. Взять группу стран БРИКС. Там все страны, кроме России, ввели те или иные ограничения на трансграничное движение капитала. Так что можно долго перечислять, что можно и нужно делать. Причём для этого не требуются годы или месяцы. Для этого требуется подписание президентского указа и чёткое его исполнение.

Вернёмся к заявлению Рябкова. Сразу после него выступила целая когорта экономистов — в основном банковских и уж точно либеральной направленности. Их критика заявления Рябкова сводится к следующему — отказаться от доллара Россия не сможет. Логика такая — нет других ликвидных валютных рынков. Отказ от доллара — это обрушение нашей экономики. То есть мели Емеля, твоя неделя, — хихикают банковские экономисты. Я вчера в живом эфире «Бизнес FM» обсуждал эту тему, там моим оппонентом был Игорь Николаев, достаточно известная фигура в либеральных кругах экономистов. Он как раз и говорил: ничего делать не надо. Это позиция власовцев: «Сопротивляться бесполезно, давайте выйдем на улицы и будем приветствовать Гитлера, который нас будет оккупировать, который превратит нас в рабов, который при желании может нас просто расстрелять». Позиция власовцев — это по сути дела позиция пятой колонны. Я вчера в пределах весьма ограниченного времени постарался объяснить, как необходимо противостоять всему этому.

В 2012 году США подключили своих союзников и резко усилили экономические санкции против Ирана. Практически за 2-3 года Иран полностью отказался от использования американского доллара в международных расчётах. Да, внешняя торговля несколько просела, но, тем не менее, Иран не собирается сдаваться. В каком-то смысле Иран даже улучшил свои позиции, потому что он реализует сейчас программу так называемой «экономики сопротивления» — это у них официальная программа, которая одобрена аятоллой. Так что они даже как-то используют санкции для того, чтобы действительно уйти от монокультурной экономики, связанной с нефтью и природным газом.

Как Иран ушёл от американского доллара? Это прежде всего бартерные сделки. Они особенно практикуются в торговле Ирана с Индией. Далее это клиринги, причём клиринги, которые основаны на использовании как иранского риала, так и национальных денежных единиц стран-партнёров. Дальше это встречная торговля, когда Иран поставляет, например, в Китай «чёрное золото», экспортёры открывают в юанях свои банковские счета в Китае, а потом с этих банковских счетов идёт проплата закупок китайских товаров, которые поставляют в Иран. Это, конечно, и использование золота. Я уже не говорю о том, что сегодня свято место пусто не бывает. Если крупные, крупнейшие компании перестают торговать с Ираном, то их место замещают так называемые «чёрные рыцари» — это, как правило, небольшие компании, но их очень много. Они не имеют никаких филиалов, никаких дочерних структур, никаких счетов ни в США, ни во всех странах, куда может дотянуться длинная лапа Вашингтона. Поэтому они особенно ничем не рискуют и с удовольствием оказывают услуги тем странам, которые находятся под санкциями.
Конечно, в первую очередь надо учитывать не только иранский опыт и даже не столько иранский опыт, а наш собственный опыт, который базируется на использовании государственной монополии внешней торговли, государственной валютной монополии. И СССР находился на протяжении многих десятилетий под жесточайшей экономической торговой блокадой. Тем не менее, даже в такой ситуации мы сумели провести индустриализацию. К началу войны, к 22 июня 1941 года, было построено 9600 предприятий — примерно в сутки вводилось по 2 новых объекта. К началу войны почти 99% всей продукции направлялось на удовлетворение внутренних потребностей. На экспорт шло где-то 1,5%. А по источникам покрытия потребностей 99% — это было внутреннее производство, и только 1% — это были импортные поставки. То есть к началу войны мы успели стать самодостаточными. Это гарантия того, что мы сумели победить в Великой Отечественной войне, во Второй мировой войне. Если бы этого не было — не знаю, как бы закончилась война, какова была бы наша судьба.

Американский закон, который был принят 2 августа 2017 года — это не просто закон об экономических санкциях, это закон, который фактически объявляет нас врагом. Честно говоря, я ожидал, что в тот же день, вечером 2 августа, будет созван Совет безопасности РФ, на котором будет принято какое-то решение по поводу объявления нам войны.
Давайте вспомним историю Холодной войны. Были горячие точки, были Корея, Вьетнам, ещё какие-то конфликты либо на границе Советского Союза, либо в удалении от границ. И, конечно, были моменты, когда даже могла начаться глобальная война — прежде всего Карибский кризис. Так что мы должны понимать, что в любой момент эти так называемые экономические санкции могут перерасти в горячую фазу со всеми отсюда вытекающими последствиями.

К сожалению, я не вижу, чтобы наше руководство каким-то образом на это реагировало. Очень вялое реагирование. Я думаю, что надо начинать прежде всего с высылки из страны или в места не столь отдалённые не американских дипломатов, а руководителей Центрального банка. Я считаю, что это люди, которые разрушают наши государства, это чиновники, действия которых нередко подпадают под действие Уголовного кодекса. Давайте вспомним: например, был принят не так давно закон, который требует от государственных чиновников и приравненных к ним должностных лиц (в данном случае речь идёт о сотрудниках Центрального банка) декларирования своих доходов и своего имущества. По итогам этого декларирования выяснилось, что половина сотрудников, примерно 400 сотрудников высшего звена, либо исказили свои данные, либо вообще ничего не дали. Вообще-то, в любом нормальном правовом государстве это основания для того, чтобы как минимум уволить сотрудника, а как максимум для того, чтобы возбудить уголовное дело. Если бы в ходе таких деклараций проверяли зампреда Центрального банка, который сейчас улизнул во Францию, думаю, не произошло бы вообще никакой истории с «Югрой». То есть с моей точки зрения начинать надо не с американского посольства. Да, мы все прекрасно понимаем, что там сидят цэрэушники. Но те чиновники, которые сидят в Центральном банке, опаснее. Каждый из них стоит десяти цэрэушников из американского посольства.

https://svpressa.ru/politic/article/178724/

Наши международные резервы пора спасать
Готов ли у Москвы ответ на возможную заморозку США финансовых активов РФ за рубежом?
9 августа 2017

Считается аксиомой, что любые экономические санкции обладают эффектом бумеранга. В том числе и такие, как заморозка международных резервов. Мы сейчас поговорим о возможной заморозке международных резервов России после того, как Вашингтон объявил нам экономическую войну.


Некоторые эксперты полагают, будто угроза заморозки наших резервов — лишь гипотетическая. Да и речь, по их мнению, идет лишь примерно о четверти резервов — казначейских бумагах США (109 млрд. долларов). Должен внести уточнение.

Кроме долговых бумаг казначейства США, у России в США имеются еще валютные резервы в виде депозитов в американских банках. Банк России не дает их детальную картину. Он приводит лишь общую сумму по статье «Наличная валюта и валюта на счетах» — 77,64 млрд. долларов. Без расшифровки, сколько приходится на наличную валюту и сколько — на банковские счета.

Тем более, мы не знаем, в каких банках находится наша валюта? Но, судя по обрывочным данным зарубежных СМИ, могу предположить, что, с учетом валюты на счетах американских банках, в пределах юрисдикции США не менее трети наших валютных резервов.

Но не надо питать никаких иллюзий насчет того, что остальные валютные резервы находятся вне сферы досягаемости Вашингтона. Во-первых, потому, что, если Вашингтон надумает провести заморозку наших резервов, он постарается привлечь к этому своих союзников — страны Западной Европы, Канаду, Австралию, Японию. Напомню, что когда Вашингтон в 2011 году объявил заморозку зарубежных активов Ливии, то он к этому делу привлек всех своих союзников.

Даже если по каким-то причинам какие-то союзники откажутся от участия в заморозке, Вашингтон будет пытаться действовать напрямую. Что я имею в виду?

Скажем, он может оказывать давление на те частные структуры, в которых депонированы российские резервы. Например, на депозитарий ценных бумаг в Бельгии, где мы храним часть своих резервов в бумагах. Или на европейские банки, где депонирована наша валюта. Ведь после финансового кризиса 2007−2009 годов органы финансового надзора и регулирования США умудрились обложить европейские банки штрафами и разного рода компенсациями за ущерб от всевозможных нарушений. Европейскими банками в пользу США были уплачены астрономические суммы, измеряемые десятками миллиардами долларов.

Мысль моя проста: так или иначе Вашингтон сумеет заставить «неамериканские» банки заморозить валютные средства Российской Федерации. Даже если эти банки физически будут находиться за тысячи километров от США.

Не должно быть никаких иллюзий насчет того, что при желании Вашингтон сумеет заморозить все наши резервы, за исключением золотой их части. На 1 июля 2017 года все международные резервы России составили 412,24 млрд. долларов. В том числе международные резервы в виде иностранных валют (валютные резервы) были равны 343,47 млрд. долларов (83% всех резервов).

Остальное — монетарное золото (68,77 млрд. долларов или 17% резервов РФ). В физическом выражении это золотые слитки общим весом 1717 тонн.

По умолчанию предполагается, что все наше монетарное золото находится на территории Российской Федерации. Однако 100-процентной уверенности нет. Известно, что десятки стран хранят ту или иную часть своих золотых резервов в США, в подвалах Федерального резервного банка Нью-Йорка на Манхэттене. Есть ли там российское золото — я не знаю. В зарубежных СМИ попадались публикации, где утверждалось, что наше золото в Нью-Йорке есть. Думаю, чтобы не было никаких сомнений, Банк России должен предоставить Государственной Думе необходимую информацию по золотому запасу, включая данные о местонахождении металла. А при необходимости следовало бы провести аудит золотых запасов.

Теперь оценим вероятность принятия решения о заморозке. Напомню: в 2013 году в Конгрессе США ряд «народных избранников» уже поднимали вопрос о такой заморозке. Но тогда до этого дело не дошло. Говорят, что, мол, и не дойдет никогда, потому что заморозка может спровоцировать бегство либо от доллара США вообще, либо от американских казначейских бумаг. Но, смею заметить, уже было несколько таких заморозок. Причем — немалых сумм. Замораживались резервы Ирака, Ливии, Сирии, Ирана. Суммы замороженных резервов варьируют, но в совокупности резервы перечисленных стран не меньше, чем резервы России.

Вот, на днях нашел данные Международного валютного фонда о резервах Ирана (замороженных). В мае этого года они составляли 115 млрд. долларов. Как видим, проведенные заморозки позиции доллара и американских казначейских бумаг не пошатнули.

Итак, мое мнение, что риск заморозки высок. Пытаться «перегонять» нашу резервную валюту из одних банков в другие, из одних казначейских бумаг в другие — дело увлекательное, но малопродуктивное. Надо трезво отдавать себе отчет в том, что дядя Сэм сконструировал достаточно хитроумный глобальных финансовый колпак, находясь под которым, стране сложно избежать санкций Вашингтона.

Единственный разумный вариант маневра — перевод валютной составляющей наших резервов в металлическую, т.е. в монетарное золото. До него рука Вашингтона не дотягивается. Правда, честно говоря, эта задача не из легких. Поскольку мировой рынок золота достаточно плотно контролируется нашими геополитическими оппонентами. Но здесь есть чему поучиться у Китая, который без особой шумихи закупает на мировом рынке как минимум по 700 тонн «желтого металла» в год (не считая того, что его собственная годовая добыча на уровне 400 тонн в год).

Итак, как бы мы ни спешили, перевести всю валютную часть резервов в металлическую вряд ли сумеем. Предположим, что вообще не успеем даже один доллар конвертировать в золото, а Вашингтон уже завтра осуществит заморозку. Что делать?

У нас кое-что есть для ответного удара. Для этого предлагаю рассмотреть таблицу, которая называется «Международная инвестиционная позиция Российской Федерации», составляемая Банком России на годовой и квартальной основе. Она отражает соотношение между зарубежными активами, накопленными в результате экспорта капитала из России, и нашими обязательствами перед остальным миром, которые образовались в результате привлечения иностранного капитала в виде прямых и портфельных инвестиций, а также кредитов и займов.

https://svpressa.ru/p/17/178/178724/xl-7.jpg

И зарубежные активы, и обязательства России перед нерезидентами на протяжении многих лет нарастали и достигли своего пика в начале 2014 года, накануне старта экономических санкций Запада против России. Далее началось снижение и активов, и обязательств. При этом, однако, чистая инвестиционная позиция (ЧИП) России (разница между активами и обязательствами) росла. Даже за первый квартал 2017 года ЧИП увеличилась на 22 млрд. долларов. Западные инвесторы и кредиторы уходят из России, не желая стать «козлами отпущения» в случае, если начнется масштабная экономическая войны и их активы окажутся замороженными. Российским экспортерам также надо было бы «сматывать удочки», возвращая зарубежные активы в Россию. Но на начало второго квартала текущего года картина была такова, что мы слишком «выдвинулись» с зарубежными активами (ЧИП = 244 млрд. долларов).

Но не все так драматично. Предположим, что Вашингтон заморозит международные резервы Российской Федерации. Под заморозку, если она произойдет «завтра», попадет не менее 300 млрд. долларов, которые входят в совокупные зарубежные активы Российской Федерации. Без них наши зарубежные активы упадут ниже планки в 1 триллион долларов. При таком раскладе активы нерезидентов в России могут перевесить оставшиеся российские активы за рубежом. Мы сможем дальше играть в «шахматы» экономической войны, рассчитывая на ничью.

Впрочем, было бы лучше начинать шахматную партию без той «форы», которые мы дали нашему противнику в виде международных валютных резервов. Но еще раз повторюсь: для того, чтобы увести все валютные резервы из-под удара, требуется значительное время.

Думаю, что наши оппоненты умеют просчитывать ходы «шахмат» экономической войны. Но они могут в своих расчетах исходить из того, что у Москвы не хватит духа для того, чтобы заморозить активы нерезидентов на сумму в 1 триллион. Они же видели, как долго мы тянули с «симметричным» ответом, когда Вашингтон наложил лапу на имущество посольства РФ в США и выслал наших дипломатов. Надо действовать и быстро, и решительно. И в данный момент тому же МИДу России советую сделать громогласное заявление: в случае заморозки наших валютных резервов мы немедленно подвергнем заморозке иностранные активы в Российской Федерации.

А можно даже сразу провести национализацию иностранных активов. Ведь нас, согласно закону об экономических санкциях, объявили «врагом» и «агрессором». Значит, нам объявили войну. В этом случае, согласно законам «жанра», проводят не заморозку, а конфискацию или национализацию имущества противника. Тем самым мы сумеем «убить двух зайцев»:

— дадим достойный «ответ Чемберлену» (т.е. Вашингтону);

— вернем национальную экономику народу, которая оказалась в руках иностранного капитала.

О том, что иностранный капитал контролирует значительную часть российской экономики, я уже писал в своей статье «Инвестиционная оккупация России. Половина экономики страны принадлежит иностранному капиталу».

</source></source></source></source></source></source></source></source>
Tags: Запад, Катасонов, Россия, США, Сергей Рябков, ЦБ РФ, иностранные активы в РФ, международные резервы РФ, экономика России, экономическая война, экономический блок правительства РФ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment