marc_aureli (marc_aureli) wrote,
marc_aureli
marc_aureli

Мигранты в Беларуси: переселенцы украинские и... узбекские

http://www.realbrest.by/upload/forum/63080263e80c7643ea5a46f928e66ef6.jpg
Reuters
https://russian.rt.com/ussr/article/421062-ukraina-belorussia-bezhenci

Столкновение менталитетов: почему украинские переселенцы не приживаются в Белоруссии
Вадим Долинин  20 августа 2017

С начала вооружённого конфликта на востоке Украины в Белоруссию перебрались более 160 тыс. человек. По распоряжению Александра Лукашенко беженцам были предоставлены льготы: начиная с приоритета при оформлении документов и заканчивая содействием в трудоустройстве. Однако для многих из тех, кто искал лучшей доли в соседнем государстве, Белоруссия так и не стала новым домом — украинский менталитет с трудом вписывается в жизнь социально-ориентированного государства. Почему украинцы уезжают из Белоруссии — в материале RT.

После того как в 2014 году на Украине началась необъявленная гражданская война, в Белоруссию хлынул поток беженцев.

Власти страны не раз заявляли, что готовы принять всех украинцев: мол, в стране не хватает рабочих рук, да и не помочь братьям-украинцам — большой грех. Однако на практике правовое положение переселенцев в Белоруссии оказалось крайне размытым.

«Надо понимать, что этих людей в СМИ называют беженцами, но юридически они беженцами не являются. Беженец — это особый статус, который даёт страна человеку, если он может подтвердить, что на родине ему грозит опасность. Беженца не вышлют, если он не имеет легальной работы, он получает статус особо защищённого человека, — пояснил RT белорусский юрист Максим Ганцевич.

«Но большинство украинцев, бежавших от военных действий в Беларусь, — это просто приезжие, они даже не пытались получить статус беженца и находятся фактически в статусе трудовых мигрантов — без тех льгот, которые получают люди, относящиеся к этой категории», — рассказал юрист.

По словам Ганцевича, многие приехавшие вообще не считали нужным становиться на учёт в посольстве и не пытались официально трудоустроиться. Кроме того, кто-то из украинцев пересекает границу многократно, кто-то не намерен получать вид на жительство и находится в Белоруссии кратковременно. Но большинство людей, бежавших от войны, просто не знали, что при пересечении границы им сразу же нужно было заявить о подаче на статус беженца. Вместо этого они сначала ехали к родственникам или друзьям, а уж потом обращались в отделы по гражданству и миграции за регистрацией.

Переселенцы — это не беженцы

Тему украинских беженцев глава Белоруссии Александр Лукашенко впервые поднял ещё в апреле 2014-го. Тогда, посещая одно из белорусских предприятий, он заявил: «Он (украинский народ) просится к нам. Поэтому надо думать. Никуда не денешься, придётся кого-то из братьев наших и сестёр забирать. Будем смотреть. Заберём, если придётся. Но лучше, чтобы там было тихо и спокойно, чтобы эти добрые люди жили там спокойно. И нам было бы лучше, и им хорошо».

После этого белорусский президент отдал распоряжение обеспечивать всех украинских иммигрантов жильём и работой, а при необходимости оформлять им все документы взамен утерянных.


  • РИА Новости

Прошло три года, и в апреле 2017-го Александр Лукашенко подвёл некий итог. Выступая с ежегодным посланием к белорусскому народу и парламенту страны, глава Белоруссии заявил: «Украина не просто наш сосед. Это братская нам страна, братский народ. Мы приняли у себя более 160 тысяч переселенцев».

Однако переселенцы — это ещё не беженцы. Сейчас департамент по гражданству и миграции МВД Белоруссии даёт такую статистику: за все годы вооружённого конфликта на востоке Украины за получением статуса беженца обратились 2450 граждан Украины; дополнительную защиту получили 1933 гражданина Украины — то есть очень небольшой процент от 160 тысяч, приехавших в Белоруссию.

Впрочем, далеко не все бежали от войны. Для многих украинцев гражданский конфликт в их стране стал просто удобным поводом для того, чтобы перебраться в более сытую, стабильную и социально-ориентированную Белоруссию. Всего же, по данным ООН, из-за конфликта в Донбассе Украину покинули более 2,5 млн человек.

Белоруссия, принимая украинских переселенцев, с одной стороны демонстрировала гуманизм, а с другой старалась обеспечить рабочими руками белорусское село — там они давно в дефиците. Именно поэтому приезжающим украинцам белорусские власти предлагают рабочие места на селе и в маленьких городках, преимущественно в депрессивных районах страны.

С середины 2014 года приезжающие в Белоруссию украинцы сперва попадают в пункт временного размещения. Им помогают оформить документы, найти жильё и работу — волокиту для украинских переселенцев действительно максимально сократили.

В июне 2015 года начальник департамента по гражданству и миграции МВД Белоруссии Алексей Бегун рассказал журналистам, что приезжающие в республику из-за конфликта в Донбассе жители Украины не попадают под критерии для получения статуса беженца, но Белоруссия продолжит их принимать без ограничений.

«Эти лица не попадают под критерии для статуса беженца, потому что они не преследуются на территории Украины за политические взгляды, национальную принадлежность и так далее», — пояснил Бегун. Однако, по его словам, гражданам Украины предоставляется дополнительная годовая защита от высылки из страны.

Он также отметил, что Белоруссия не планирует устанавливать иммиграционную квоту для украинских переселенцев. «Нельзя говорить, что мы определяем какую-то иммиграционную квоту. Беларусь в рамках выполнения международных обязательств будет принимать их всегда», — сказал Бегун.

По его словам, в республике возможности для приема украинцев пока не исчерпаны, но «после определённого порога» стране потребуется помощь международных организаций, чтобы у прибывающих были более-менее комфортные условия проживания и место работы.

Неудобная конкуренция

В конце 2014 года в Белоруссии начался экономический кризис. В начале 2015-го экспорт продукции в Россию резко упал, а вслед за ним обрушились и доходы людей. Для белорусов вновь стали актуальны разного рода подработки. Но тут они с удивлением обнаружили, что неофициальный рынок труда в значительной степени уже занят недавними выходцами из Украины.

Перебираясь в Белоруссию, украинцы стали самоорганизовываться в «летучие трудовые бригады». За счёт неприхотливости и откровенного демпинга эти бригады быстро потеснили на рынке белорусских шабашников, которые за сытые 2012—2014 годы разленились и потеряли хватку. В результате украинцы успешно перехватили у местных инициативу в таких сферах, как строительство частных домов и коттеджей, ремонт квартир, услуги грузчиков, сборщиков мебели, электриков, отделочников и многих других.

Разумеется, всё неофициально, за наличку и без всяких налогов, оформления трудовых договоров и прочих «ненужных» формальностей. Преимуществом украинцев оказалось и то, что у себя на родине они к таким схемам давно привыкли, тогда как белорусы всегда были гораздо более законопослушными.

В результате среди самих белорусов, лишившихся возможности неофициально подработать из-за падения официальных зарплат, стало расти недовольство в отношении украинских «гостей»-гастарбайтеров.

Свидетельством конкуренции между белорусами и украинцами на неофициальном рынке труда могут служить, например, такие объявления на улицах Минска.



«Мы с мужем приехали из-под Харькова летом 2015 года, нам предложили поселиться на юге Минской области, в городке Любань, — рассказала RT украинка Олеся Дивотинова. — Сразу предложили работу фельдшером в школе — благо есть соответствующее образование. Мне прямо сказали, что медиков в белорусской провинции не хватает любых, потому никаких проблем не будет. Так и вышло, в принципе. Зарплата тут маленькая, но стабильная».

А вот с мужем Олеси Василием оказалось всё не так просто. Долгое время он не мог никуда устроиться: в последние годы скрытая безработица — настоящий бич белорусских регионов. В конце концов ему предложили работу в одном из агрокомплексов под Любанью. Однако, съездив на работу пару раз, Василий заявил жене, что «копаться в навозе за копейки» не намерен.

«После этого муж познакомился с другими такими же неприкаянными украинцами. У него был опыт работы на стройке, у них тоже. В результате они быстро сколотили бригаду шабашников и начали ездить по соседним районам, — рассказала Олеся. — Прежде всего в Солигорск. Это очень богатый город, там добывают калийную соль, и у местных шахтёров высокие зарплаты. Потому для строителей работа всегда есть. Ездили и в Гомель, и даже в Минск пытались. Но с работой сложно, муж месяц может зарабатывать, а два — без копейки сидеть. Зато здесь не стреляют, и это главное».

В некотором смысле Белоруссии действительно повезло: значительная часть бегущих от войны украинцев — это врачи, учителя, а также люди, умеющие работать на земле, знающие сельское хозяйство. То есть все те, кого зачастую не хватает в белорусской провинции.

Впрочем, проблемы нередко возникают из-за особого менталитета украинцев, который сложился за последние десятилетия. Жительница белорусской деревни Озёры (Гомельская область) Елена Долгая рассказала RT такую историю: «Деревня у нас крупная, и потому есть свой ФАП — Фельдшерско-акушерский пункт. Но вот штатного фельдшера в нём много лет не было — никто не хотел из города ехать на село. В начале 2015-го в деревню направили несколько семей с Украины, поселили в пустующие дома. Одна из женщин оказалась фельдшером, и её охотно взяли на работу».

Но дальше началось взаимное непонимание.

Новый украинский фельдшер, по словам Елены Долгой, требовала от сельчан мзду за любые свои профессиональные услуги, хотя исправно получала зарплату от Минздрава Белоруссии.

Местные начали возмущаться. «Мы никогда в жизни не давали взяток медикам — у нас просто так не принято. А тут фельдшер начала требовать «благодарность» за каждую справку, не говоря уже про элементарную медицинскую помощь», — возмутилась Долгая. В итоге жалобы деревенских жителей в сельсовет привели к тому, что украинку просто уволили. Вскоре она вместе с семьёй уехала обратно на родину. А деревня Озёры опять живёт без фельдшера.

Случается, что приезжие украинцы просто не воспринимают местный экономический уклад.


  • РИА Новости

«Мы жили под Запорожьем, а там до линии фронта недалеко, постоянно вооружённые люди шастают. Страшно стало, решили с женой переехать в Беларусь. Переехали без проблем, нас поселили в Брестской области, под Дрогичиным, — рассказал RT Пётр Бурбуть. — Работу дали на местном агропредприятии, бывшем колхозе. Но зарплаты там маленькие, а нам обживаться на новом месте надо, да и дочка подрастает. Решили строить жизнь так, как строили её на Украине: купили десяток поросят, чтобы кабанчиков откормить. Но тут вдруг выяснилось, что это на Украине всё просто: купил, откормил, забил, прошёл санитарную проверку и продал мясо на рынке. А в Беларуси сначала надо получить разрешение в местном исполкоме, в ветеринарной инспекции, зарегистрироваться особым образом, заключить договор на поставку кормов, встать на учёт в налоговой и так далее. Словом, мы тех поросят сразу и продали — здесь невозможно работать на себя, только на колхоз. А мы так не можем уже». После этого случая семья вернулась домой, на Украину.

Бывает и всё хорошо

Марина Чумакова перебралась в Могилёвскую область Белоруссии прямиком из Лисичанска — бежала от войны в последний момент, когда дом её семьи уже почти разрушили. На первых порах всю семью (а это пять человек) поддержало общество Красный Крест, а потом и государственная социальная служба. Помогали деньгами, продуктами, консультациями. Через три месяца глава семейства устроился на работу сварщиком и слесарем в местном автопарке, а Марина стала социальным работником.


  • РИА Новости

Возвращаться на родину семья не планирует. «Я не знаю, когда там всё закончится. Я думаю, этот конфликт — он на долгие годы. Слишком сильна ненависть «восточных» к «западникам» и наоборот. Наша новая родина теперь здесь, в Беларуси», — говорит Марина.

Между тем в Белоруссии привечают не только беженцев из зоны военного конфликта на востоке Украины. Самые тяжёлые для Украины годы — 2014-й и 2015-й — совпали с разработкой в Белоруссии собственных комплексов вооружений нового поколения. И для этого официальный Минск использовал потенциал украинского военно-промышленного комплекса. Так, украинских специалистов с военных заводов белорусские эмиссары приглашали переезжать в Белоруссию прямо с семьями. Оружейников с Украины задействовали, например, в ходе создания белорусских комплексов ПВО. В Белоруссии для этого было всё, кроме ракет, зато зенитные ракеты хорошо умеют делать на Украине.


http://teleskop-by.org/2017/07/09/kak-uzbekskie-predprinimateli-vytesnyayut-belorusov-s-rynkov/

Как узбекские предприниматели вытесняют белорусов с рынков
Сергей Смирнов  09.07.2017

Белорусские предприниматели вновь заявляют о том, что не могут нормально работать. На этот раз причиной для недовольства со стороны ИП стало не государство, а приезжие конкуренты из Узбекистана, которые демпингуют «по-черному». По крайней мере, так утверждают наши соотечественники.

Как выяснил ТЕЛЕСКОП, пообщавшись с анонимным источником из среднего бизнеса, причины для беспокойства у белорусских торговцев действительно есть.

Выходцы из Средней Азии, прежде занимавшиеся преимущественно «выездной торговлей», вышли на новый качественный этап – стали открывать собственные магазины большой площади в небольших белорусских городах (пока, главным образом, в Гомельской области). Цены на товары народного потребления (ширпотреб) легкой промышленности приятно радуют глаз местных жителей, так как в два-четыре раза ниже тех, которые на рынке. А что еще надо невзыскательному провинциальному человеку в годах для счастья?

В результате значительной разницы в ценах продажи белорусских предпринимателей сошли на нет, многие оказались на грани разорения. Белорусы крайне возмущены и жаждут проверок в отношении узбекских монополистов. Так, на странице в Facebook главного правозащитника белорусских предпринимателей Анатолия Шумченко (лидера республиканского объединения «Перспектива» – «профсоюз» предпринимателей – ред.) вот уже третий месяц беспрерывно появляются новости, скорее напоминающие фронтовые сводки. ИП из регионов требуют от градоначальников решительных мер, а «Перспектива» стучится в двери всех министерств и ведомств с требованиями найти, выявить и покарать всех причастных, направить инспекторов с проверкой во все узбекские магазины. Адресаты писем: МАРТ, Минэкономики, Госконтроль, МНС. «Перспектива» заявляет, что в указанных магазинах отсутствует маркировка на одежде (в том числе детской), соответствующая требованиям техрегламента Таможенного Союза, а работают узбеки без кассового аппарата (это не что иное, как уклонение от уплаты налогов).

Источник автора этих строк считает требования белорусских предпринимателей забавными, ведь еще недавно та же организация выступала с требованиями к государству вовсе не вмешиваться и не трогать частный бизнес: отменить сертификаты качества, кассовые аппараты, ввести мораторий на проверки. То есть позволить рынку существовать автономно, без регулирования извне. При этом сегодня «Перспектива» пишет: «Очень сложно конкурировать с теми, у кого носочки по 60 копеек, фуфайка по 4 рубля, а спортивные брюки по 9 рублей». Таким образом, предприниматели оказались не готовы к условиям свободного рынка, считает он.

По словам источника ТЕЛЕСКОПа, все те грехи, в которых «Перспектива» винит узбеков, присуща и белорусским предпринимателям. Большинство из них точно так же работает без сертификатов и не выдает чеки. Об этом свидетельствует проводившийся ранее мониторинг контролирующих служб. Госконтроль и другие проверяющие органы сообщали о том, что 98% ИП, реализующих товары легпрома, работают с нарушениями.

Более того, на полках иностранных конкурентов представлены точно такие же товары, которыми торгуют сами белорусы.

«Все эти «Нишоны», «Тюбетейки» (название узбекских магазинов – ред.) закупают одежду оптом на московских рынках «Люблино» и «Садовод», у одних и тех же продавцов у которых берут и наши ИП, с точно такими же этикетками и несоответствующей техрегламенту ТС маркировкой. Пройдитесь по рынкам, посмотрите навесные бирки на одежде, которой торгуют наши ИП. Там, за редким исключением, нет информации о составе и стране происхождения. Нет даже надписей на русском языке. Точно такой же Китай, только по цене в несколько раз выше той, которую ставят белорусы», – утверждает источник.

По словам собеседника, истинная причина низких цен у иностранных продавцов, помимо естественного уклонения от налогов, – минимальная ценовая «накрутка».

«Белорусы привыкли ставить высокую цену. Наши ИП свыклись с работой в «тепличных» условиях, прикручивая к цене на дешевые некачественные товары по 200-400% от закупочной цены. Диаспоры работают иначе. Во-первых, они закупаются партиями куда большими, чем наши ИП. Для примера, узбеки из какого-то белорусского региона едут в Москву и покупают у своих же земляков одежду на 60 точек (на всех узбеков области). В то время как белорусский ИП покупает на той же точке одежду только для себя (у обычного ИП 1-2 точки). Естественно, что цена на крупный опт будет значительно ниже, чем на мелкий опт. Во-вторых, узбеки действительно привыкли работать с минимальной торговой накруткой. Они берут за счет объема продаж. Покупают фуру товара, быстро ее распродают, и снова в Москву – за новой. Белорус покупает мешок, продает в сезон полмешка по высокой цене и не стремится избавиться от остатков, продав их по закупке. Вместо этого он оставляет этот товар лежать до следующего года. В-третьих, непонятно, почему ИП взялись только за узбеков. В половине городов рынки давно захватили вьетнамцы. Они не сильно бросаются в глаза, потому как на них работает целая армия белорусских продавцов. Однако доля вьетнамцев в торговле одеждой на белорусских рынках уж точно не меньше, чем тех же узбеков. Вьетнамцы работают по такому же принципу, что и другие диаспоры. Единственное, они, пожалуй, закупаются не на оптовых рынках, а, наверное, напрямую в своих «мануфактурах», – подчеркивает источник нашего издания.

Собеседник уверяет — знает принцип работы иностранцев не понаслышке, так как ранее к нему уже обращались представители узбекской диаспоры одной из белорусских областей.

«Несколько лет назад, когда для ИП оканчивалась последняя отсрочка по сертификатам, на мое предприятие выходила узбекская диаспора. Иностранцы предусмотрительно хотели обезопасить себя на будущее, решив вопрос с документами на свой товар. Узнавали, как это можно сделать законно, а также предлагали какие-то свои «серые» схемы. Уже тогда узбеки говорили о своем желании отказаться от московских посредников (оптовиков) и работать напрямую со швейными предприятиями Таджикистана. Показывали все в цифрах. Уверяю вас, что какую бы минимальную наценку не ставили сегодня белорусские ИП, у узбеков будет еще очень большой запас прочности перед нашими торговцами. Единственная ахиллесова пята узбеков – проблема с регистрацией и постоянным пребыванием в стране. Это их постоянная головная боль», – утверждает собеседник.

Отметим, что в 2013 году открытый конфликт между белорусскими и узбекскими предпринимателями уже имел место в городке Ганцевичи. Тогда белорусы пытались прогнать узбеков с рынка с помощью физической силы, однако за иностранцев вступились покупатели.

Сразу несколько человек позвонили на горячую линию МВД. «Не дают узбекам торговать, потому что у них товар дешевле! А сами с нас три шкуры содрать хотят», — жаловалась женщина, которая просила срочно приехать на рынок и сфотографировать, как узбеков вытеснили за пределы рынка. Сотрудники милиции, проверив документы иностранцев, не нашли оснований для запрета торговли.

«Все должно быть цивилизованно. Если приехали люди торговать и документы у них в порядке, то пускай торгуют, — сказал местный житель Михаил Антонович. — А то устроили какой-то произвол. Ганцевичских предпринимателей жаба душит, что узбеки продают дешевле, чем они». Подобные мнения в народе популярны и сегодня.

А вот типичная реакция на эту ситуацию белорусских ИПэшников: «Вот если бы белорусы приехали в их страну и стали на их рынке сбивать цены, что было бы? Дали бы они нам свободно торговать?! Не допустили бы! А им, получается, все можно!»

После многочисленных обращений белорусских предпринимателей проверяющие органы нашли-таки нарушения в торговле у иностранных продавцов, сделав им некоторые предписания. Однако полноценных проверок и штрафов для узбекским продавцов не будет. Министерства и ведомства ссылаются на закон, запрещающий проверки в течении двух лет с момента открытия, подчеркивая, что перед законом все равны, а просьба запретить проверки исходили от самих предпринимателей.

А на чью сторону в этом конфликте встанете лично вы?


Tags: Беларусь, Белоруссия, Лукашенко, Украина, заповедник СССР, узбекские мигранты, украинские беженцы, украинские переселенцы, украинский менталитет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments