marc_aureli (marc_aureli) wrote,
marc_aureli
marc_aureli

Детские группы смерти - геноцид, развязанный западными спецслужбами против России. Часть 1

https://topwar.ru/uploads/posts/2017-03/1489458185_2.jpg
Начало здесь: https://marc-aureli.livejournal.com/184893.html
http://katyusha.org/view?id=8730

«ГРУППЫ СМЕРТИ»: ВОЙНА ПРОТИВ ПОДРОСТКОВ
Марина Миронова  06.11.2017

В последние дни правоохранительные органы снова, как и зимой — весной прошлого года, фиксируют всплеск подростковых суицидов – а, значит, и активизацию преступных сетей, организующих «группы смерти». Даже нашумевший случай в московском коллеже, где 18-летний подросток зарезал преподавателя, по одной из версий, может быть результатом деятельности подобных сообществ http://www.mk.ru/social/2017/11/02/student-ustroivshiy-reznyu-v-kolledzhe-ostavil-bratu-dikoe-zaveshhanie.html Принятый весной 2017 года закон Ирины Яровой, хотя и помог сделать хорошую статистику правоохранительным органам http://www.newsru.com/russia/26jun2017/death.html, судя по всему, принципиально не повлиял на ситуацию—в частности, потому что не предусматривает ответственности операторов социальных сетей за уклонение от блокировки суицидального контента (на этом настаивали представители родительских организаций http://www.katyusha.org/view?id=5940).



Поэтому спасение детей от Сети и населяющих ее чудовищ по-прежнему остается заботой первую очередь родителей. РИА «Катюша» публикует статью психолога Марины Мироновой, в которой даются конкретные советы и описываются поведенческие ключи, которые могут помочь родителям и педагогам вовремя распознать и предотвратить беду с ребенком.

https://tmb.news/upload/medialibrary/573/573f9d0b2528e4cc341b525de0f92ac7.jpg

В любом, казалось бы, прогрессивном явлении обнаруживаются некоторые деструктивные тенденции (таковы последствия первородного греха). К великой культуре присосался ее антипод – антикультура; компьютер и Интернет обеспечили широкий и быстрый доступ к различным видам информации. Однако информационное пространство быстро заполнилось и крайне опасными для человека, особенно юного, опасностями, в сети появилось множество деструктивных сайтов, таких, как «Группы смерти», группы подростков-самоубийц.

В случае «Групп смерти» (или «Синих китов») мы имеем дело не с обычными суицидами, а с так называемыми «рекомендованными», с одной из форм скрытого насилия. У рекомендованных самоубийств иная, чем у истинных, мотивация, приводящая к роковому шагу, другие психологические механизмы. Этот феномен еще недостаточно проанализирован в науке, но именно психологический анализ позволит понять, как прекратить организованное убийство наших подростков.

К существованию «Групп смерти» отношение неоднозначное, например, один из новостных каналов высказал мнение: поиграют, поиграют и забудут. Но подобные группы существовали в сети еще с конца девяностых. В связи с этим позволю себе процитировать собственное выступление на одной из конференций в 2005 году: «В Интернете есть «Смертесеть» с разделом: «Обучение искусству и науке умирания. Рекомендации по способам самоубийства». А далее анализируется работа трех смертоносных сайтов. Сегодня у организаторов уже накоплен огромный опыт и багаж знаний по психологии.

Представители следственных органов в качестве оправдания своего длительного бездействия приводят официальную статистику: из 720 подростковых суицидов, совершенных в 2016 году в России только 1% можно доказательно отнести к деятельности этих групп. Но известна ли истинная статистика рекомендованных суицидов подростков, если по фактам самоубийств расследование просто не проводится? Не правильнее ли будет говорить о статистике только после того, как старые дела, как минимум за последние 10 лет, будут подняты из архивов и расследованы?

Интернет-провайдеры, в силах которых перекрыть все пути распространения заразы в Интернете, делать это категорически отказываются. Они утверждают, что это проблема не их, а родителей: так как существует программа «Родительский контроль», то обеспечение безопасности – функция родителей; и «у хороших родителей такого не случается». Но жизнь показала, что случается и у хороших, умных и любящих. И погибшие дети далеко не всегда были брошенными и забытыми: до встречи с «Синими китами» некоторые из них были благополучными, талантливыми и вполне счастливыми. Позвольте в качестве авторитетной поддержки этого выпадающего из общего ряда утверждения привести слова епископа Каменского и Алапаевского Мефодия (Кондратьева) из одной из телепередач телеканала Спас. Когда обсуждался вопрос о том, почему подростки пробуют наркотики и все эксперты говорили о том, что это упущение родителей, он возразил: в раю Адам и Ева тоже попробовали от дерева добра и зла: Сам Творец не усмотрел.

Взрослые поклонники Интернета, опасаясь хотя бы частичного урезания свободы в сети, выступают против любых правил. В пользе и необходимости компьютера и Интернета как информационных инструментов никто не сомневается. Однако информационное пространство наполнено и реальными угрозами. И если вчера ее представляли порносайты и некоторые компьютерные игры с деструктивным сценарием (только on lain), то теперь список пополнился чудовищными «Синими китами» и «Розовыми пони».

Наконец, суицидологи, ссылаясь на известный эффект Вертера (массовая волна подражающих самоубийств, которые совершаются после суицида, описанного в популярном произведении литературы или широко освещённого СМИ) утверждают, что появление темы в СМИ собственно и является причиной всплеска суицидов.

https://media.grodno.in/source/photos/2017/02/09/sinikit1705-be1aa.jpg

В «Синих китах» есть все, что и в других кибериграх: многоуровневая система доступа, задания по инициации, статусность, символы и знаки, но это не игра, это крайне деструктивная психотехнология, созданная компетентными специалистами. Она точно ложится на психологическую почву возраста. Не будем приводить здесь все традиционные для психологической литературы его характеристики, но остановимся на некоторых наиболее важных в контексте рассматриваемой темы.

Подростковый возраст – кризисный, когда одновременно действуют конструктивная и деструктивная составляющие, которые принципиально нерасторжимы. Обе они максимально эксплуатируется преступными организаторами технологии.

В результате действия деструктивной составляющей (преимущественно в начале кризиса, в 11- 12 лет) многое из того, что ранее было интересно, важно, ценно, утрачивает смысл, обесценивается. Это, прежде всего, относится к семье, взаимоотношением с родителями. Подросток начинает переоценивать отношения с родными людьми, с помощью разных форм эмансипационного поведения разрушает прежние, детские отношения, привязанности, чтобы заменить их на будущие, взрослые. Это происходит практически всегда, даже тогда, когда родители были друзьями, не допускавшими педагогических ошибок (что в реальности трудно достижимо). Но нормальный процесс развития может осложниться. Так, подростку свойственна повышенная критичность, он очень болезненно относится ко всему, что касается не только оценки собственных личных качеств, но и оценки достоинств и недостатков семьи и близких, поэтому велика вероятность возникновения конфликтов. В результате формируется барьер к восприятию воздействий родителей, который искусственно раздувается в «Группах смерти», так как там «помогают» посмотреть на родителей через кривую лупу и увидеть то, чего не было в действительности. Поэтому возгласы по поводу безответственности, которые звучат на различных TV-шоу в адрес родителей, потерявших детей, не только не всегда справедливы, но и неконструктивны. Никто не снимает с родителей их ответственности, но не следует такими обвинениями поддерживать стратегию презумпции виновности родителей, которая только играет на руку практике ювенальной юстиции, практике необоснованного изъятия детей из семьи. Особенно если учесть, что «Экран» для современного ребенка стал более авторитетен, чем родители, и виновны в этом далеко не они одни. Говоря об "Экране", имеется в виду обобщенный образ многих информационных устройств: экрана TV, компьютера, киноэкрана, рекламных щитов-экранов и т.д. Исключительная роль "Экрана" определяется тем, что, во-первых, как показали исследования, он стал главной ценностью современного ребенка, а во-вторых, именно он выступает средством экспансии в сознание детей большинства перечисленных выше негативных явлений.

Эффект обесценивания распространяется не только на семью, но и на Церковь: о временном отдалении подростков, которые ранее ходили на службы, причащались, посещали воскресную школу, хорошо известно православным педагогам.

http://frankivchany.if.ua/media/k2/items/cache/0a8643908c5dbccd0f0458555f83d84a_XL.jpg

Вступление в «Группы смерти» совершается далеко не только по причине семейного неблагополучия, конфликтов в школе, с друзьями, с родителями, несчастной любови, как это обычно объясняют. Здесь используются специфически подростковые моменты возраста: жажда острых ощущений, желание показать свою «крутость», быть причастным к «тайному обществу», «на слабо», «здесь меня понимают и принимают». Другие мотивы, известные из анализа смертоносных сайтов: «просто так», «за компанию», «мы так договорились», «просто от скуки».

Возрастными особенностями подростка обусловлена и наличие такого персонажа, как куратор сайта группы. У подростка есть очень важная потребность: встречи со взрослым человеком, который воплощает в себе социальную, обобщенную, но персонифицированную сущность человека, может стать жизненным идеалом. В этом стремлении подросток часто ошибается, встречая негативного взрослого героя (в «группах смерти» – это молодые администраторы и кураторы в сети). Возникает псевдолюбовь к такому персонажу, когда его воздействие не имеет границ, его цели становятся целями подростка. Дополнительно необходимо учесть, что ведущая деятельность подростка – интимно-личностное общение и большое значение в нем играет фантазия (опять же – свойственная подростку). А наиболее предпочтительное, важное общение должно быть тайным. В этом случае вряд ли можно надеяться, что даже при хорошем взаимопонимании с родителями подросток о нем расскажет. Тем более, что куратор дает подробные инструкции, как тайну сохранить.

Куратор – не волонтер, он работает по договору, работа оплачивается «по результату», в зависимости от того, какой подросток стал жертвой – если талантливый, перспективный, из хорошей семьи, то оплата увеличивается в 5 раз. Если работа не доведена до конца – куратор платит штраф организаторам. Сейчас удалось доказать виновность двух кураторов, но кто является организаторами, заказчиками – до сих пор неизвестно. В группе у одного куратора примерно до 10 человек. Существует и рынок по продаже и покупке заданий для подростков и детей для использования в подобных деструктивных действиях. В обязанности куратора входит индивидуальное дистанционное сопровождение жертв и оценивание реальной серьезности намерений. Так, при появлении у подростка подавленности, отчаяния, изоляции от окружения, интоксикации темами смерти, суицида, куратор начинает более активную переписку. Действие «темы» усиливается с помощью комментариев, одобрений и призывов, собственные ценности подростка разрушаются и высмеиваются.

Если же вновь обратиться к теме деструктивной составляющей кризиса, то она является причиной того, что у подростка в принципе есть психологическая предрасположенность к суициду. Об этом еще в начале 20 века писал детский психоневролог В.К. Хорошко. Для усиления этой предрасположенности кураторы в качестве заданий дают прочтение книг с суицидальной тематикой; прибавьте сюда фактор заразительности суицидов и мы поймем, почему эта «игра» столь эффективна. Тем более, что на эффект заражения осознанно или нет, но работают СМИ: например, это интервью со знаменитостью, считающей суицид достойной альтернативой естественной смерти.

Колоссальный вклад в процесс интоксикации вносит современная молодежная субкультура, являющаяся, по существу агонийной, суицидальной. Например, стихи и песни с суицидальной тематикой: «Киты умирают в лужах бензина», «Мы, наверное, вместе умрём. Нас закопают за подъездами пятиэтажек, откроют рядом круглосуточный цветочный даже…». Высказывания в стиле «Пора уходить» или «Я не кому не нужен», клип Риты Дакоты, заканчивающийся прыжком самой исполнительницы с крыши. Самоубийства романтизируются, а суициденты героизируются и подаются как образцы для подражания. Так, гибель одной из участниц группы, Рины Поленковой, пропагандировалась в сети как «геройский поступок», в результате она воспринимается подростками как новый культовый «мем», ей подражают фанаты, воспевается ее посмертная «слава», создаются группы последователей. Другой пример героизации и романтизации самоубийства подростков – случай в г. Струги Красные под Псковом. Действия суицидентов транслировали по видеосвязи в популярную соцсеть, их наблюдали зрители, несколько тысяч из которых одобрили действия подростков «лайками».

В Интернете имеют свои представительства субкультуры смерти, такие, как «Эмо», «Анимэ», «Зацеперы», «Руферы» и пр. В «ВКонтакте» есть страницы с онлайн-голосованием: «Каким способом вы бы предпочитали умереть?». А сколько возможностей для заражения в фильмах. И это при том, что в науке давно показано, что демонстрация насилия, агрессии, девиаций в произведениях искусства индуцирует их в реальной жизни. Когда суицидологи выступают против того, чтобы подобные фильмы выходили в широкий прокат, их создатели оправдываются, что художник свободен, он так видит, а те, кто его критикуют – малообразованные лицемеры и ханжи, на которых не стоит обращать внимания. Но свобода без нравственной ответственности разрушительна, об этом говорили многие мыслители современности, об этом написал и Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл.

Чтобы составить более или менее полную картину того, в какой заразной, смертоносной атмосфере находятся современные подростки, необходимо добавить список книг с суицидальной тематикой, которые изучаются в школе. Он солиден, как будто создатели программ по литературе действовали строго по подсказке «врага нашего», знающего об эффекте Вертера: это «Гроза» и «Бесприданница» А. Островского, «Бедная Лиза» Н. Карамзина, «Ромео и Джульетта» У. Шекспира, «Темные аллеи» и «Митина любовь» И. Бунина, «Чайка» А. Чехова. Жизнеутверждающей литературы в программе практически нет.

Необходимо добавить в школьные факторы еще и дистрессы, вызванные ЕГЭ, перегрузки школьных программ, всевозможные рейтинги, хроническую тревогу за свое будущее. Но еще в начале двадцатого века было известно, что подобные факторы увеличивают вероятность суицидов. По результатам исследования профессора М.Я Феноменова: «С 1899 по 1912 годы число самоубийств в русской школе увеличилось в 13 (!) раз. Это дух практицизма и утилитаризма, ставший преобладающим. Он пронизывает все современное воспитание, отсюда переполнение программы всевозможными предметами, нужными и ненужными, отсюда баллы, экзамены, переутомление учеников». Парадоксальным образом именно сегодня эти выводы столетней давности стали как никогда современны!

Еще одну причину склонности к самоубийству связывают с типичными для возраста депрессиями. Депрессии протекают с безразличием и чувством пустоты, вакуума, частичной утери себя (которые непродолжительны и легко лечатся). Зная об этой особенности, организаторы технологии искусственно усиливают болезненную склонность психоделической музыкой, повторяющимися кадрами сцен смерти, во время общения всячески раздувают малейшие недостатки ребенка, убеждают их в безысходности будущей жизни. Это вновь работает: почти каждый подросток уже имеет некоторый опыт неудач в своих попытках «встроиться» во взрослую жизнь, но иногда сталкивается с «невыносимой плотностью бытия», буквально спиной чувствует, как социум его выталкивает. В результате полосы неудач, поражений подросток легко идет на суицид из-за трудности процесса вхождения в наш действительно жестокий и несправедливый мир: мысль о самоубийстве снимет разом все возможные жизненные трудности.

А для усиления этой мысли некоторые деятели культуры, как будто целенаправленно работая на вакханалию смерти, показывают все без изъяна оттенки мрачной жизни в нашей стране, убеждают их в отсутствии смысла жизни, Бога, любви и каких-либо перспектив. Через такие фильмы, как «Школа», «Левиафан», «Нелюбовь», идет пропаганда «чернухи» в национальных масштабах. Много преуспели в форматировании и нагнетании негатива некоторые наиболее издаваемые авторы, в том числе, пишущие для детей и молодежи.

А чтобы еще более усилить негативное восприятие жизни, перенести деструкцию внутрь, в душу, в сети предлагаются психологические упражнения по самоповреждению – самопорезы.

http://2planeta.ru/_nw/516/64769582.jpg
Администратор группы смерти Илья Сидоров, 25 лет, Москва

В результате взрослый организатор «Групп смерти» не только констатирует, что ничего хорошего в жизни нет, единственный способ – уйти из нее добровольно и досрочно, но и дает подробные пошаговые инструкции как «выпиливаться». И даже инспирирует пример собственного суицидального поведения: известный ныне куратор Филипп Лис присылал участникам группы видео со своей якобы неудавшейся попыткой суицида, снабженное комментарием о том, что он испытывал необыкновенные «возвышенные» ощущения.

Среди заданий, которые дают подросткам, есть такие: сфотографироваться с паспортом (своим, если он уже есть, или с паспортами родителей), на своей улице, на углу своего дома и пр. – таким образом, кураторы получают конфиденциальную информацию о ребенке, месте его проживания, о родителях, находят его семью. Потом, если психологические ловушки возраста не срабатывают в достаточной мере – применяется шантаж. Подростку сообщают: «Ты вступил в «игру», я предупреждал, что обратного пути нет, к твоим родным уже едут, чтобы с ними расправиться», или: «… о тебе будет публично известно то, что ты скрываешь (или известно родителям, в школе)». Используются задания интимного характера, которые записываются на видео и в случае необходимости используются для шантажа. А если и это не подействует, и жертва прекращает общение в сети, то куратор подключает т.н. боты (автоматические программы). Боты ищут сведения о подростке: следят за страницами в сети его родных, пишут его друзьям, спрашивают, где он, куда пропал? Задействуются все средства связи: телефон, «Вотсап», «Вайбер». В одном из случаев семья уехала из города, разорвала все контакты, но ее отследили, когда мама расплатилась банковской карточкой.

http://okayno.club/wp-content/uploads/2017/03/zhoskata.jpg

В последнее время «Группы смерти» стали активно использовать подростков-«лидеров», на которых перекладывают часть функций куратора. Их вербуют на этапе, когда лояльный, управляемый, т.е. подходящий по психологическим характеристикам подросток прошел все задания, но финального ему не дают и говорят: «Ты прошел испытания, ты молодец, теперь будешь помогать развиваться другим». Получается целая многоуровневая сеть.

После того как следователи поймали первого куратора, остальные стали осторожнее. Если раньше все было открыто: дети вступали в группы со своих аккаунтов, вовлекали друзей, приносили все это в классы, то теперь все скрывается. Такое быстрое реагирование говорит о том, что есть единый центр управления. Подросткам теперь даются четкие инструкции, что говорить и как реагировать на вопросы родителей, как создавать несколько аккаунтов, как и когда удалять переписку.

Продолжение статьи: https://marc-aureli.livejournal.com/293502.html

Tags: группы смерти, доведение до самоубийства, западные спецслужбы, зомбирование, методы контроля сознания, наши западные партнеры, самоубийства детей, сатанизм, сатанисты, синие киты, управление сознанием
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments