marc_aureli (marc_aureli) wrote,
marc_aureli
marc_aureli

Китай и Россия такие разные, а враг у них общий

http://xn--b1ae2adf4f.xn--p1ai/Content/ArticlesImages/af620d346969683971d86410f9a7ebbc_O.jpg
http://typrishol.ru/istoriya-obshhestvo-politika/kitaj-nam-drug-novaya-groznaya-realnost.html
Китай нам друг? Новая грозная реальность
admin 13 марта 2018

Является ли усиление Китая угрозой для России? Существует ли опасность захвата Сибири и Дальнего Востока китайской армией? Какое место в новом мировом порядке отводит руководство Китая России?

Давайте вместе попробуем найти ответы на эти вопросы.


И не друг, и не враг…

В Конституцию Китая буду внесены очень важные изменения, которые определяют внешнеполитический курс Поднебесной на ближайшие пятьдесят лет. Новеллы «Великое возрождение китайской нации» и «Сообщество одной судьбы» пока будут уживаться с концепцией «пути мирного развития» во внешней политике. Как долго продлится это сосуществование? Китай, пусть пока и формально, но объявил о стратегических планах по созданию единой мировой китайской системы государств, которая будет строиться на идее «великое возрождение китайской нации».

Тут очень важно знать, что декларации «Сообщество единой судьбы» и «путь мирного развития» были анонсированы ещё проамериканским генсеком Ху Цзиньтао и с большой долей вероятности отправятся в исторический архив усилиями нового генсека Си Цзиньпина.

Необходимо учитывать и ещё один непростой аспект – в 2019 – 2022 годах в КНР случится пиковое превышение молодых мужчин над женщинами такого же возраста. Есть все основания полагать, что эти несколько десятков миллионов молодых мужчин могут стать топливом для «Великого возрождения китайской нации».

Однако, основой китайской мощи и основой социальной стабильности в обществе будет именно китайская экономика. С одной стороны, в настоящий момент эффективность экономики КНР пока уступает экономикам развитого Запада. А с дугой стороны, в ближайшие 10-15 лет китайцы планируют вложить в развитие науки (фундаментальной и прикладной) просто астрономические суммы. А ещё они хотят избавиться от нынешней зависимости от экспорта, путём переориентации на внутренний рынок.

И ещё один важный стратегический пункт – наращивание экспорта на территории, которые сегодня являются вотчиной Западных стран. Эту задачу сегодня Китай решает достаточно успешно. За последние два года отмечен рекордный рост объёмов внешней торговли ( 14,2 %) с одновременным увеличением объёмов торговли с США ( + 15 %).

При этом китайское руководство прекрасно осознаёт, что американский курс на ускоренную реиндустриализацию с автоматизацией (роботизацией) производства в среднесрочной перспективе может свести на ноль основное китайское преимущество – дешёвую рабочую силу.

Индустриальный Китай начинает неоиндустриализацию с целью перехода от экономики экспортного типа (которая сильно зависит от стран Запада) к экономике нового типа, ориентированной на внутренний рынок, и на производство товаров с высокой добавленной стоимостью, которые будут продвигаться частично на рынки стран Запада, а в большей части на территории, которые много веков были «задним двором» Европы и Америки.

Решает Китай и ещё одну задачу – создание финансовой системы параллельной (пока параллельной) доллару. Пока это система сырьевых бирж, на которых расчеты производятся в национальных валютах. Особенно стоит обратить внимание на уже работающие нефтяные контракты со странами Ближнего Востока.

Китай планирует достигнуть своей цели (мирового лидерства) к 2050 году. И основным конкурентом и противником китайского плана являются США, которые уже вытесняются и далее будут далее вытесняться из Юго-Восточной Азии. Следующий этап стратегии – вытеснение США из Восточной и Западной Европы. Нужно сказать, что и этот этап уже реализуется – Китай серьёзно инвестирует в страны Евросоюза, скупает предприятия и технологии. В том числе активно скупаются и стратегические активы.

В итоге, к 2050 году, «путь мирного развития» будет представлять из себя жёстко ориентированные на китайский рынок высокотехнологичные экономики стран Западной Европы и стран Юго-Восточной Азии. И стран, которые войдут в систему сырьевых придатков для стран с высокотехнологичной экономикой.


Место России в стратегических планах Китая

Россия, страны Средней Азии и Ближнего Востока в планах Китая рассматриваются как источники сырья и страны-транзитёры. Т.е. страны очень важные для осуществления китайских планов, однако играющие второстепенные роли.

На первых ролях, для Китая, остаются Западная Европа и США.

Исходя из такого стратегического расклада именно для Европы и США планы Китая представляют наибольшую опасность. И действительно, сегодня именно на эти важные точки плана направлена основная китайская мощь в виде инвестиций, товарных потоков, приобретений материальных, технологических и финансовых.

А страны «второго эшелона» могут расслабиться? Вот и нет. Этими странами и их интересами Китай легко пожертвует ради достижения стратегических целей в странах «первого эшелона».

Роль нынешней России – поставщик сырья. И некоторая, достаточно мизерная, роль в будущем транзитном транспортном потоке на страны Европы. Вот тут и возникают риски для России – сегодня коллективный Запад всеми силами пытается помешать Китаю выстраивать схему государств-транзитёров (попытка переворота в Турции, нестабильная ситуация и попытки госпереворотов в Средней Азии, дестабилизация Ирана, война в Сирии и т.д. Россия остаётся единственным стабильным путём для транзита товаров. И это может превратить нашу страну в место горячего столкновения интересов в большой геополитике.

Почему сегодня Китай открыто не становится на сторону России в конфликте с Западом? Потому, что Россия сейчас выполняет роль страны-мишени, отвлекающего игрока. На Россию сегодня направлены основные силы коллективного Запада, который всё больше ввязывается в выгодную Китаю игру.

Если бы не возникло острого конфликта между Западом и Россией, то Китай имел все шансы рухнуть под коллективными санкциями США и Европы ещё пару лет назад. А сейчас энергия конфронтации успешно направлена в сторону России. И чем дольше будет длиться этот конфликт, тем вероятнее исполнение стратегических планов Китая.

Ещё одна важная, отведенная России, функция – быть надёжным Китайским тылом на ближайшие 10-15 лет. Нейтральная Россия, которая не угрожает Китаю войной, гарантирует Поднебесную от войны на два фронта при гарантированном усиливающемся противостоянии на Индийском направлении и в Южно-Китайском море. На этих направления весьма вероятно открытое противостояние Китая и Запада. Однако, существует опасность, что Китай попытается втянуть Россию в этот конфликт.

По этим, описанным выше, причинам, Китай до недавнего времени игнорировал Россию в качестве весомого участника проекта «Один пояс — один путь». Россию пока рассматривают в виде Большой разменной монеты, которая будет предложена Западу в качестве утешительного приза за поражение в конкуренции с Поднебесной.


Китайская угроза

Без истерики, закатывания глаз и заламывая рук, опираясь на факты, давайте поговорим о реальной китайской угрозе для современной России? Есть ли один факт, который бы говорил о том, что Китай реализует в отношении России агрессивную политику?

Вмешательство во внутреннюю политику России? Рост числа китайского населения на территории РФ? Официальные документы или «утечки» официальной информации, которая бы свидетельствовала о желании руководства КНР присоединить к своей территории какую-то часть российской территории?

У серьёзных экспертов таких фактов просто нет.

Возможно ли вторжение на территорию России частей НОАК? Возможно. Если Россия перестанет существовать, как государство, подвергнется оккупации со стороны США и Японии, то и китайцы постараются отрезать себе кусочек от ослабевшего соседа. Это нормальная мировая практика.

Во всех других случая на вторжение НОАК Россия гарантированно ответит ядерным ударом. Очень сомнительное удовольствие за желание покормить сибирских комаров. Сегодня Китаем руководят вполне вменяемые люди, чтобы не понимать последствий войны с Россией. И зачем китайцам эти территории? Нефть и газ они могут купить по очень сходной цене. Рис в устье Енисея не растёт. А южнее есть очень приятные территории, за которые нет риска получить ядерный удар. Опять же, в Африке китайцы скупили огромные территории. В Юго-Восточной Азии большие территории уже сегодня контролируются этническими китайцами. На Ближнем Востоке нефти и газа достаточно, а достойной армии нет. Тем более, что Ближний Восток сегодня хорошо продаётся.

Сегодня стоит опасаться Казахстану, который решил ОДКБ поменять на обещанную помощь Запада. Господин Назарбаев забыл, чем такие обещания закончились для Чехословакии в 1938 году. Могут «разменять» в геополитической борьбе.

Что касается «тихого заселения Сибири и дальнего Востока» китайцами – это горячий западный фейк. 20 000 человек в России имеют китайские корни и российский паспорт. Что касается тысяч трудовых мигрантов – это жители северных депрессивных китайских районов, которые приезжают заработать и совсем не мечтают поселиться в предместьях Красноярска. Сегодня сами китайцы не горят желанием инвестировать в свои северные территории, поскольку, в соответствии с выработанной стратегией развития, не считают их перспективными.

120-ти миллионный Северо-Восточный Китай сегодня завязан на низкодоходную добычу угля, добычу дорогой китайской нефти и производство стали. Старая экономика, которая сегодня скорее угрожает самому Китаю, чем России, поскольку в случае обострения экономической ситуации или конфликта в Северной Корее, послужит генератором многомиллионной внутренней миграции.

Нужно понимать, что само присутствие России в Сибири и на дальнем Востоке является потенциальной угрозой для Китая, который вознамерился стать новым мировым лидером, фактически доминировать над США и Западной Европой. Логично было бы эту угрозу нейтрализовать, а не мечтать о рисовых полях на просторах Колымы. И ещё раз – интересы современного Китая сегодня простираются в другую сторону. Однако, есть ряд провокаций от некоторых проамериканских региональных руководителей, от которых КПК намерена освободиться в ближайшее время.

Есть какие-то интересы на берегах Байкала у мелкого и среднего китайского бизнеса, который выживает, как может. И тут нужно говорит не о китайской агрессии, а о российской беззубости, коррупции и пофигизме. Это не государственная политика Китая, а слабая российская власть на местах.

Тут можно было бы вспомнить и агрессивный китайский туризм, который не приносит прибыли российскому бизнесу. На эту тему уже писали много. Я от себя добавлю только одно – малый бизнес всегда проигрывает в конкурентной борьбе бизнесу крупному. Особенно если за бизнесом стоит государство. И тут нужно не призывать к «китайским погромам», а выставлять достойного конкурента, который может отстаивать свои интересы. Но, у нас же капитализм и свободное предпринимательство. А у них социализм и государство. Достойным конкурентом, который бы мог отстоять наши интересы, могла бы стать РФ, как государство. А пока капитализм проигрывает социализму.

Есть ещё опасность, что китайцы «скупают Россию». В 2017 году Китай инвестировал в зарубежные рынки 116 млрд. долларов. В Россию – менее 1 млрд. долларов или менее 1 %. Это похоже на стратегию поглощения? Скорее китайские инвесторы избегают вкладов в РФ. А вот исходя из отчаянного визга Ангелы Меркель (визг прозвучал 10 марта сего года), есть ряд стран, в которых это поглощение сегодня успешно происходит. Кстати, в странах Восточной Европы пока радостно потирают руки от обилия китайских денег, но мамаша Меркель обещает и их отрезвить – объёмы инвестиций в Европу давно угрожают суверенитету, которого, впрочем, нет. Но Европа отчаянно не желает из под американского зонтика перемещаться под зонтик китайский.


Новый китайский мир

Это уже объективная реальность – появление на наших границах мощной экономики, которая в ближайшие годы станет первой экономикой мира. И эта страна готова идти к своим целям жёстко и достаточно бескомпромиссно. Стана с большими внешнеполитическими амбициями.

И это «явление» вызывает у целого ряда наших «экспертов» некрасивую истерику. Антикитайскую истерику. И это в стране, которая недавно потеряла треть своих территорий, практически весь свой промышленный, научный, образовательный и военный потенциал. Эту страну сегодня обвиняют в желании «поворота на Восток». Зачем России на восток, где уже сегодня создаётся 40 % мирового ВВП, где формируются новые центры силы и где будет центр новой геополитики?

Нужно остаться даже не придатком Китая, а придатком Запада, который в ближайшие годы начнёт уходить на вторые (дай бог, если вторые) роли? Или самим стать центром силы, с которым тот же Китай должен будет считаться?

Шоу с ракетами, которое показывал Путин, видели не только в Вашингтоне и Брюсселе. Видели его и в Пекине. Сегодня это одна из гарантий того, что Россия будет больше, чем сырьевым придатком нового центра силы.

У России должен быть стратегический план по развитию отношений с Китаем. Конфликт с Западом однажды кончится. А победит в нём, предсказуемо, Китай. Вот на этот случай и нужен план.

Сотрудничество с Китаем должно быть во всех областях. Но, с обязательным соблюдением интересов России. Мы отстаём в экономике, но в целом ряде научно-технических областей Россия серьёзно опережает соседа. Нужно сотрудничать, но нужно уже сегодня понять, что отдельные творческие и научные коллективы будут работать с организованной силой – социалистическим государством. Мы проиграем, и всё сдадим в таком сотрудничестве.

Нужно помнить опыт «взаимодействия» с Западом в 90-х. годах. А тут партнёр будет серьёзнее.

Ещё один важный момент сотрудничества – это культура, это гуманитарная сфера. Должна быть государственная программа такого взаимодействия для мягкого формирования лояльного слоя населения и настроенных лояльно к России политиков.

Мы снова упрёмся в одно – у нас должен быть план стратегического развития и цели, которые ставит перед собой Россия. Серьёзные стратегические цели. Нужно понимать, что через 20-30 лет ведущей силой на этой планете станет социалистическое государство. И, скорее всего, это будет не одно социалистическое государство. А уже лагерь социализма. Я не намекаю – призываю к разуму, который сохранит не только страну, но и обеспечит этой стране, и её жителям, достойное место в будущем.


https://tsargrad.tv/articles/kitaj-obrechjonnyj-sojuznik_126214

Китай: Обречённый союзник
США буквально вынуждают Китай отказаться от роли наблюдателя за битвой двух противников
Покровский Александр 17 апреля 2018

Собственно, оттого в заголовке этой статьи два смысла и одна ошибка. "Обречённый" — не в смысле "конченый". А в смысле "обречённый на..." Обречённый на союз с Россией. И далее ошибка: не "обречённый", а "обретённый". Нами обретённый новый союзник Китай. И вот тут выплывает второй, главный, смысл: обрекли Китай обрести в нём союзника Москвы (Москву? Москве?) — Соединённые Штаты Америки.

И если не играть смыслами и словами, то скажем просто. Китай примерно с середины 1960-х годов замечательно жил в образе обезьяны на дереве, которая наблюдала, как под нею дерутся два тигра — СССР и США. При этом оба время от времени приносили ей подарки в расчёте, что она вцепится другому хотя бы в хвост.

Затем обезьяна сильно удивилась, когда один из тигров лёг и подставил незащищённое брюхо другому. Затем она приучила победителя есть из её рук. Побеждённый в это время зализывал раны и тоже питался из её рук. Обезьяна даже слезла с дерева. Потому что тигры были уже не опасны — оба, хоть и по разным причинам, — а она несколько раздобрела, и на дереве ей стало неуютно.

А потом она удивилась во второй раз. Когда восстановивший силы пораженец вновь показал клыки победителю, а тот, вместо того чтобы нести обезьяне новые подарки, решил окрыситься на неё. Именно окрыситься, потому что за прошедшее время обезьяна настолько выросла, что показывать ей прежние клыки стало сродни тому, как если пасть открыла бы крыса. Тяпнуть может, да, и загноения раны тоже можно ожидать. Но не смертельно и даже напротив: хочется раздавить отвратительную тварь, чтобы больше никого цапнуть не смела.

А теперь прочь образы

Где-то так должны чувствовать ситуацию китайцы, не чуждые древней национальной литературы и древней национальной образности. Сунь Укун — Царь обезьян — никуда из их культуры не делся, хотя он не совсем о том.

Но я привожу здесь эти образы после беседы с одним очень мудрым китаистом, который не то чтобы их напел или навеял, а просто описал, как схватка между нами и США выглядит с точки зрения народа Чжунго, то есть Срединной империи. Срединная империя ни с кем не вступает в союзы, ибо она — Средина мира. Сильная она в данный момент или слабая, как было ещё сто лет назад, но она — ось мира. Она кого-то может одарить своим благоволением. А кого-то может ожечь своим гневом. И тогда в первом случае в сферу её финансов, влияния, культуры и цивилизации попадут мудрые варвары. А глупые варвары во втором случае будут выкинуты прочь и покатятся далеко-далеко, где будут крушить и обрушивать других варваров. Как гунны, ставшие в конечном итоге причиной (точнее, началом) крушения Западной Римской империи. И возникновения мира западных варваров не только по отношению к Китаю, который про их проблемы и не знал полторы тысячи лет, но и по отношению к России и другим странам, унаследовавшим римскую цивилизацию через устоявшую перед гуннами Византийскую православную империю.

Это обстоятельство нас с китайцами, конечно, больше роднит, чем их с Западом, но родными всё же не делает. Мы все — окраинные народы в сравнении с народом Чжунго. И поэтому когда кто-то пустил слух, будто в Средиземном море некая китайская морская группировка якобы объявила о своей готовности стать под русское командование в случае прямого военного конфликта с США, расхохотаться в голос китаистам помешали только два обстоятельства: знание Китая и незнание Китая. Ибо даже они не в состоянии до конца просчитать, как поступит Срединная империя в том или другом случае. Может и в оперативное соединение наше войти. Но командовать будут, только сами собой.

Но в то же время спасибо Америке

На самом деле, именно нынешняя Америка сделала возможными сами подобные слухи. Ибо именно США обрекли (вернёмся к началу) Китай на поиск союзников для совместной обороны от... США.

Потому что США объявили Китаю тарифную войну.

Потому что США объявили Китаю торговую войну.

Потому что США объявили Китаю войну за свободу судоходства в критически важном для Китая — его энергетической аорте фактически — Южно-Китайском море.

В общем, США решили подвинуть Китай с его места Срединной империи. Оно, конечно, попытка западных варваров, и по определению не способна сдвинуть Китай с этого места. Но одно дело — самоощущение, а другое — объективная сила. Было время, помним, слабому Китаю и объявляли "опиумные войны", и целые коалиции западных варваров от него куски отгрызали, и какая-то Япония его завоёвывала. Так что какие бы древние комплексы ни сидели в глубинах душ нынешнего китайского руководства, объективно оно, вероятно, — самое прагматичное во всей новейшей истории Чжунго.

И Пекин естественным образом обнимается с одним тигром, выставляя его против другого, более опасного.

Именно этим объясняется сенсационное — и это уже не слух, пущенный прессой — решение Пекина проголосовать вместе с Россией по резолюции в ООН.

Именно поэтому Китай заявил о недопустимости "применения силы в международных отношениях" и "любых военных действий, которые обошли Совет Безопасности ООН". Слова-то дежурные, а в стенах ООН даже кондовые, но важны обстоятельства, в которых это было заявлено. А было это заявлено в контексте поддержки российского проекта резолюции, который требовал от "США и союзников немедленно прекратить агрессию против Сирии и в дальнейшем воздерживаться от актов агрессии и нарушения международного права".

Так и возникло нынешнее, кое-кому кажущееся парадоксальным, кое-кем воспринимаемое с радостью явление, когда дотоле подчёркнуто нейтральный Китай стал блокироваться с Россией не в практических или военных вопросах, а даже в той политической трескотне, которой посвящена на самом деле вся деятельность стран мира в совершенно деградировавшей и деморализованной ООН.

То есть Китай солидаризировался с Россией в демонстрации. Демонстративно солидаризировался.

Да, между нашими странами есть сотрудничество по делу. По экономике, по культуре, в военной сфере. И то, что Пекин занял в международной дипломатии даже позу, похожую на нашу, — это хороший знак, который может и должен вызвать удовлетворение. Возможно, и надежды. И уж во всяком случае — соответствующие действия, которые развивают и укрепляют этот пока ещё сильно демонстративный союз.

Но только позу с делом путать не нужно.
Tags: Запад, Китай, Россия, США, Срединная империя, китайская политика, китайская психология, китайский взгляд на мир, российско-китайские отношения
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments