marc_aureli (marc_aureli) wrote,
marc_aureli
marc_aureli

Роль нравственности в истории

http://sevilla.abc.es/media/historia/2017/10/17/saqueo-roma-antiguedad-kZZC--1240x698@abc.jpg
Картина: Карл Брюллов, Нашествие Гензериха на Рим (1835—1836).
https://alexandernikolaevichbiryukov.ru/articles/civilization/350-razvrat-matriarkhata-i-gibel-tsivilizatsij-3
Разврат матриархата и гибель цивилизаций
Александр Бирюков 16 марта 2018

Если взглянуть на матриархат с культурно-исторической стороны, то можно заметить две яркие его особенности.

Первая: матриархальные тенденции в обществе всегда сопровождаются падением нравов, опошлением культуры и всплеском разврата. Матриархальный вектор движения связан с растормаживанием животных инстинктов человека, в том числе и полового (так называемая «сексуальная революция»).

Вторая: падение нравов, опошление культуры и всплеск разврата в обществе всегда сопряжены с развитием матриархальных тенденций. Это взаимоусиливающий порочный круг, который обычно заканчивается гибелью цивилизации или как минимум к ослаблению того общества, где всё это началось.


Нужны доказательства? Давайте рассмотрим культурно-исторические аспекты различных эпох и народов.

Для начала две ремарки. Матриархата как такового в истории человечества никогда не было. Вернее, может и был в каких-то сообществах, но они погибли, не оставив ничего после себя. Даже у тех народов, которые описывались социалистами XIX века как матриархальные, управление племенем было в руках мужчин. Поэтому они, эти народы, и дотянули до наших дней, пусть даже в диком виде. Об этом я очень подробно писал в книге «Ненастоящий мужчина» (глава «Мужчина и цивилизация»), так что повторяться не стану. Тут же отмечу, что патриархата в его утрированном понимании (женщина-рабыня, мужчина - повелитель) тоже никогда не существовало, ведь от материнства, деторождения зависела выживаемость любого народа. Поэтому материнство всегда защищалось и поддерживалось, в любые времена и у любых народов.

Итак, мы говорим не о матриархате, а о матриархальных тенденциях.

Вторая ремарка. Обзор будет очень беглый по понятным причинам. Подробно разбирать многотысячелетнюю историю человечества в рамках одной статьи – глупое занятие. Так что кому нужно подробностей – интернет под рукой, можно найти всё, что нужно.

Ну и ещё одна, в довесок: как бы это ни выглядело странным, но матриархальные тенденции насаждались не «злыми бабами», а мужчинами. Да-да. Достаточно сравнить поведение и правление, например, римских императоров Калигулы или Нерона и британской королевы Виктории. Первые направили империю по матриархальному пути, а вторая боролась как раз за патриархальные тенденции. В итоге деяния первых стали началом конца Рима, а политика второй привела к тому, что Британия стала владычицей мира и самой большой из империй, известных человечеству. Впрочем, нынешний феминизм ведь тоже был задуман и внедрён мужчинами.

Начнём обзор с доисторических времён. Давно установлены две вещи: в племенах, где была в достаточной мере выражена матриархальная тенденция, существовал промискуитет. Говоря проще – беспорядочные половые связи. Об этом писали ещё классики марксизма сто пятьдесят лет назад. Вторая вещь – ни одно матриархальное племя, ни один «матриархальный» народ до начала исторического периода не дошёл. То есть они были настолько слабы, что не выдержали группового отбора в соревновании с племенами и народами «патриархальными». Об это я тоже писал в книге «Ненастоящий мужчина», так что сэкономлю место для того, чего я ещё не касался.

Переходим к Древнему Риму. Его эпоху можно разделить на два периода: период развития и расцвета и период заката, который закончился гибелью римской цивилизации. Чем характеризовались эти периоды? Период развития и расцвета был пронизан героическим пафосом (в культурологическом, а не сленговом понимании этого слова). Легенды воспевали героев, римские полководцы вписывали в свою родословную богов или мифических героев. Семейная сфера, «семейное право» характеризовались строгостью нравов, борьбой с беспорядочными связями. Извращения осуждались и даже карались. Например, одна из причин недовольства Юлием Цезарем среди его приближённых заключалась в слухе, будто Цезарь вступил в отношения с царём Фив Никомедом, причём в роли «женщины». Это считалось большим позором. И даже слух об этом вызвал недовольство правителем у его приближённых.

Теперь посмотрим, чем характеризовался Рим далее. Как мы понимаем, надлом государства происходит в зените его славы. Так случилось и с Римом. Причины его падения возникли не во время падения, а гораздо ранее. Только были долгое время латентными из-за мощи государства. Как инфекция, которая уже проникла в человека и развивается, но ещё не привела к явной болезни (в медицине это называется инкубационным периодом). Человек даже не знает, что заражен и чувствует себя хорошо, но процесс болезни запущен и развивается.

Болезнь Рима началась в 37 году н.э., когда императором стал Калигула. То, что он был развратником, слышали многие, это не секрет. Он сожительствовал с тремя своими родными сёстрами, двух из которых он отдавал на утеху своим приближённым. Он отнимал жён у богатых римлян и принуждал замужних женщин к разврату. Мы можем представить, как это выглядело на фоне того, что описано в предыдущем абзаце. Ведь если император сошёл с ума, то остальные-то римляне не сошли и вынуждены были терпеть эти ужасы и бесчестье.

А теперь посмотрим, чем же сопровождалось правление развратника? Верно: появлением выраженных матриархальных тенденций, которые сам же Калигула и насаждал. Одну из своих любовниц-сестёр император объявил не кем-нибудь, а богиней и приказал римлянам почитать её как божество. Её культу служили двадцать жрецов и жриц. Так что когда я с иронией говорю о женопоклонении, могу только удивляться, что такое существовало совсем не в шутку. В походах Калигула передвигался не на коне, как было принято у полководцев, а в женских носилках.

Преемник Калигулы Клавдий (который первому приходился дядей) тоже был выраженным подкаблучником и любителем извращений. Закономерно, что он двигал матриархальную тенденцию. Согласно Светонию, «У жен своих Клавдий был в таком подчинении, что вел себя не как правитель, а как служитель». Его жена Мессалина за деньги и бесплатно отдавалась любому желающему, вовлекала в разврат других знатных женщин, а император этому только потворствовал. Наверно, его возбуждало то, что его жена идёт по рукам. Трудно такое поведение представить в авторстве, например, Юлия Цезаря, который за подозрение в измене изгнал жену, так как был уверен, что «жена цезаря вне подозрений». Соответственно, та, которая навлекла подозрения, не могла быть женой цезаря. А у Калигулы и Клавдия – вполне могли. И разврат даже приветствовался.

На Клавдии всё не закончилось. Империя вошла в штопор длиной почти в полвека. Преемником Клавдия стал Нерон, который, судя по всему, решил превзойти обоих предшественников в развращённости и матриархальности. Нерон даже не пытался вести себя как мужчина – ни в жизни, ни в интимном плане. Судя по его выходкам, он ассоциировал себя с женщиной, причём с развратной. Он отдавался мужчинам, а за своего слугу Дорифора он «вышел замуж». Из других «подвигов» можно отметить связь с собственной матерью и зоофилию. Ещё раз предлагаю сравнить этот, мягко говоря, странный образ с Юлием Цезарем, Гнеем Помпеем. Я уж не говорю о Катоне, который придерживался очень строгих правил. Но их времена прошли – как проходило и величие Рима. А ведь ещё совсем недавно, при императоре Августе, муж, заставший жену с любовником, имел право убить обоих. Но даже если он этого не делал, то был обязан (именно обязан!) донести в магистрат об измене жены и развестись с ней.

Добавлю, что матриархальные тенденции проникали и в правовую сферу. Стал разрешён развод, увеличилось количество абортов, хотя ещё во времена Овидия аборт был сурово наказуемым деянием.

Да, Рим развалится не так скоро – в древности все процессы шли куда медленнее, чем сейчас. Жизнь была боле инертная, размеренная. Будут ещё славные победы римлян, будут императоры, которые попытаются возродить былую славу. Но это будут единичные случаи, а не тенденция к росту, как это было во времена республики и первых императоров. Хребет славного народа был переломлен. Преемственности в росте государства, стабильного усиления его могущества более не наблюдалось: со смертью славных деятелей государство возвращалось к своему «базовому» ходу – в направлении распада. Выражаясь биржевым языком, нисходящий тренд с локальными коррекциями.

Это видно, например, по тому, что после славного Траяна, разбившего даков, и мудрого Марка Аврелия, через некоторое время на трон взошёл император Гелиогабал. Не знаю, задался ли он целью повторить «подвиг» Нерона и Калигулы, но вёл он себя примерно схожим образом. Он одевался в женские одежды и ходил по Риму, ища мужской «любви» (понятно, в каком качестве). Должности он раздавал в зависимости от размеров причинного места у претендента: чем больше, тем больше к этому человеку расположение (хотя правильнее написать – похотливое влечение). Особенно Гелиогабалу понравился его повар, которому император приказал называть его не господином, а женщиной.

https://alexandernikolaevichbiryukov.ru/images/Geliogabal.jpg
Гелиогабал в женских одеждах (фрагмент картины)

Через некоторое время Гелиогабал «вышел замуж» за огромного раба. Этот раб обладал громадной силой, а императору нравилось, как тот его избивает, оставляя на лице цезаря синяки. Этот «брак» был не мимолётным увлечением, а длительной страстью. В конце концов Гелиогабал даже решил провозгласить раба императором (а себя, соответственно, императрицей). Но мать и дед императора воспрепятствовали этому. Да, у этого отродья были живы мать и дед. Пишу – и удивляюсь: почему же они не воспрепятствовали всему остальному мракобесию? Неужели они были враги собственной страны и народа? Неужели они даже самим себе были враги? Своему сыну и внуку они точно были враги, так как его в конце концов убили преторианцы.

Многие последующие императоры не были римлянами. Вечным городом правили представители патриархальных народов: арабы, иллирийцы, германцы, галлы, фракийцы. Римляне среди римских императоров были редкостью, как бы странно это ни звучало.

Попытка Константина перенести столицу, а Флавия Антония - отсечь (в прямом смысле этого слова) страну от матриархального и погрязшего в разврате Рима принесла плоды и продлила существование части империи ещё на 1000 лет. А вот «отсечённой» части повезло меньше – там гангрена довершила судьбу матриархального народа, который частично погиб под ударами патриархальных народов: гуннов и германцев, частично был рассеян, а частично ассимилировался с победителями.

Мы считаем, что Римская империя впервые была разделена только в 395 году Флавием Антонием – на Восточную и Западную. А до этого империя была монолитным государственным образованием.
Это не так. Де-факто Римская империя начала разваливаться гораздо раньше. Всего через 40 лет после того, как преторианцы убили Гелиогабала, от Римской империи отделилась Галлия и почти 14 лет была самостоятельным государством. В том же году возникло Пальмирское царство, которое существовало 13 лет. А в 293 году империя вообще распалась на 4 части по числу тетрархов. У каждого тетрарха было фактически своё государство и своя столица. И Рим не был ни одной из них. У императора Константина было аж 13 соправителей. Так что говорить о какой-то единой и несокрушимой Римской империи можно максимум до начала 200-х годов. С этого времени началась явная и необратимая агония гибнущей страны. Длилась эта агония около 250 лет.

Кстати, столицей Западной Римской империи был не Рим, как считают многие. Столицами в разное время были города Медиолан и Равенна. Видимо, правители даже гибнущего государства понимали, откуда идёт зараза, и дистанцировались от её источника.

Перейдём от древнего мира к средневековью. Ранее средневековье в культурном плане характеризовалось культом героев. Сильных духом мужчин, самоотверженных героев, славных королей, одерживающих победы, как личные, так и коллективные. Пассионариев. Достаточно прочитать «Беовульфа», «Старшую Эдду» и другие скандинавские саги, из ирландского – Уладский цикл, а из «материковой» поэзии – «Песнь о Роланде», историю о Гильоме Коротком Носе, "Песнь о моём Сиде".

Под звуки этих сказаний происходили действительно великие, героические события, связанные с усилением соответствующих государств. Англо-саксонские переселенцы отвоевали у кельтов большую часть Британии, создали англо-саксонскую гептархию, воевали с другим сильным патриархальным народом – скандинавами, объединились под властью Уэссекса, разделались с Денло (область, захваченная скандинавами) и создали единую Англию.

Скандинавы под скальдическую поэзию объединились под властью норвежских и датских правителей, открыли и захватили много земель, став грозой не только северных морей, но даже Средиземного моря.

Франки на руинах римских провинций создают мощное государство, которое, хотя и распадается затем на несколько земель, не утрачивает своей коллективной мощи. Хотя иногда и уступает более воинственным скандинавам.

Испанцы отвоёвывают страну у арабов и создают сильные королевства, которые затем (уже в Высокое средневековье и Эпоху Возрождения) объединяются.

В отношении датировки произведений не забываем, что момент записи и момент создания произведения не совпадают. Созданы эти произведения гораздо раньше, чем впервые были записаны.

Но давайте взглянем на период крестовых походов. Он характеризовался уходом множества мужчин на Святую землю (и не только). Что появляется в этот период? Верно, культ Прекрасной Дамы, который был особенно ярко выражен в новомодном литературном течении – кансонах трубадуров. И вообще в куртуазной поэзии в широком смысле. Снаружи всё это выглядит очень возвышенно и романтично. Прекрасная дама, рыцари, турниры. Но за внешней эстетикой кроется гнилая сущность. Чему посвящена львиная доля кансон? Думаете, славным битвам с сарацинами? Неа. Может, каким-нибудь битвами с хтоническими чудовищами (ну как «Беовульф»)? Опять не угадали. Ну, может, хотя бы каким-нибудь охотничьим подвигам, медведя там на поясах поборол или сурового шерстяного волчару одной левой сразил? Опять не то. А чему же?

Подавляющее большинство кансон, которые исполнялись трубадурам и которые так нравились дамам, посвящено весьма паскудному делу. А именно соблазнением жены сеньора на измену. То есть пока феодал бьётся с сарацинами, его подленький вассал пытается забраться в его койку, к его жене. Вот такую мерзость воспевали (!!!) тысячи трубадуров на протяжении двухсот лет: с конца XI до середины XIII вв.

Ещё одна тема кансон – соблазнение девственниц. Очень «достойная» тема, ничего не скажешь! Особенно в тот век, когда потерявшие невинность женщины были обречены на позор. Вот они, наши благородные и утончённые трубадуры. Вот что они проповедовали. Соблазняли, разумеется, не ради крепкой семьи. Семья, крепкие здоровые отношения в поэзии трубадуров вообще не рассматривались. Кстати, к теме соблазнения девственниц мы ещё вернёмся, когда будем рассматривать так называемый «Галантный век». Там эта сомнительная «радость» снова возродится. Ну а если взглянуть на нынешний пикап? Не тоже ли самое?

Другой особенностью поэзии трубадуров было буйное женопоклонение вплоть до мазохизма. Даже не ради постели или ответной любви, а даже ради улыбки герои кансон были готовы на любые жертвы вплоть до убийств.

Литература есть отражение нравов общества. В суровые времена была в ходу поэзия о славных мужах. Как только возник матриархальный перекос, тут же в моде стали стишки о соблазнении чужих жён. То есть о беспорядочных половых связях. Опять мы видим, что матриархальный вектор неуклонно ведёт общество к легитимизации, одобрению и даже возведению в культ разврата, извращений.

Да, были поэты, которые воспевали ратные подвиги. Например, Бертран де Борн. Но в основном поэзия трубадуров крутилась вокруг ширинки.

Наибольшее распространение поэзия трубадуров получила во Франции. Слабее – в прилегающих к этой стране областях Испании и Священной Римской империи (так помпезно называлась тогда Германия). Ещё слабее – в Англии.

И что мы видим? Франция стремительно теряет могущество, что приводит к Столетней войне, в ходе которой англичане здорово наподдали французам, отняв половину территории.

Но не всё коту масленица, а Англии – триумфы. Время правления королевы Елизаветы называют золотым веком английской литературы. Главным образом, из-за графа Оксфорда Уильяма Шекспира. Наряду с героическими и драматическими произведениями, Шекспир пописывал и сомнительного содержания опусы типа «Ромео и Джульетты», воспевая «свободную любовь» (читай – разврат).

Мы знаем из этого периода одного только Шекспира, да и то чаще всего кроме Гамлета мало кто что вспомнит. Между тем не зря это время назвали «золотым». В конце XVI – начале XVII вв произошёл настоящий литературный бум. И кроме Шекспира «свободную любовь» восхваляли и идеализировали ещё куча менее известного нам, но достаточно популярного у англичан народу. А теперь давайте вспомним, что случилось менее чем через полвека. Правильно, Англия провалилась в пучину гражданской войны.

Переходим к следующему историческому эпизоду. «Галантный век». Он пришёл на смену другого века – «Великого». Во время Великого века Франция была ведущей страной Европы. Самой сильной как в военном, так и в экономическом плане. Были и другие сильные страны: Англия, Испания, Нидерланды и др. Все они схлестнулись между собой в ходе Войны за испанское наследство. Она, к слову, началась тоже из-за извращений, а именно из-за ряда инцестных связей между предками короля Карла Губастика. Он получил такое прозвище из-за своих уродств, страдал умственной отсталостью и умер, доведя страну до обнищания и не оставив наследников.

https://alexandernikolaevichbiryukov.ru/images/Karl_Gubastik.jpg

Карл Губастик

В ходе войны за испанское наследство Франция проиграла и утратила свои ведущие позиции. Что надо делать, когда твоя страна пострадала от тяжёлой войны? Броситься восстанавливать экономику? Нет. Может, укреплять семейные традиции, дабы через рождаемость усилить народ? Опять нет. Ну тогда может быть хотя бы навести строгость нравов, чтобы силы людей расходовались не на ерунду, а на правильные дела? Ну нет же! «Правильный» ответ: впасть в извращения. Именно этим и характеризовался «галантный век».

Утратив роль ведущей державы, Франция сохранила роль диктатора мод и нравов. Какие же моды и нравы она надиктовала (в первую очередь – себе)?

В качестве абсолюта была провозглашена галантность. В отличие от современного понимания этого слова, это было вовсе не только разговаривать без мата, есть столовым прибором, а не руками, и хорошо танцевать. В первую очередь, это означало обожествление женщины. Культ женщины в галантный век достиг, а то и превзошёл аналогичный показатель средневековья. Новый матриархальный вектор был задан и вёл страну во вполне предсказуемом направлении. Для тех, кто знает историю, напомню, что продолжался "галантный век" до 80-х годов XVIII века. А для тех, кто историю знает плоховато, продолжим повествование.

Само слово «галантность» означает утрированную вежливость и обходительность. Хорошим тоном считалось потакание женским капризам. Вообще слово «каприз» стало своеобразным символом, лейтмотивом галантного века. Капризничать было не только можно, но и модно.

Среди правителей стало чуть ли не обязательным иметь многочисленных любовниц («фавориток») и тратить на них баснословные деньги. Разврат был возведён в культ: так, маркиза де Помпадур построила для короля Людовика XV целый дворец, где жили и подготавливались к любовным утехам с королём юные девушки. Дворец этот назывался «Олений парк» и был своеобразным «училищем» для будущих любовниц короля.

Нормой стал трансвестизм - переодевание мужчин в женщин и наоборот. Мужская в нашем понимании внешность считалась уделом простолюдинов. Аристократы были обязаны иметь женовидные черты лица, так как именно это считалось красивым.

https://alexandernikolaevichbiryukov.ru/images/Ludovik_XV.jpg
Людовик XV

Феминизация внешности мужчины коснулась даже его повседневного платья. Пышные кружева, кудрявые парики, белила, пудра, помада, румяны, сурьма, которая использовалась как тушь – всё это часть мужского туалета. Когда я готовил материалы для этой статьи, я не мог отделаться от мысли, что читаю не о европейских мужчинах, а о японских гейшах.

В результате по костюму и внешности вообще мужчин было нелегко отличить от женщин. Так что стиль «унисекс» появился далеко не теперь.

В женском костюме подчёркивался эротизм, а оголение было писком моды.

А что в литературе? Какие темы пропагандировались, какие деяния восхвалялись?

На первый план выходили любовные романы. Как мы понимаем, любовные романы повествуют не о том, как толковый мужчина и толковая женщина создали крепкую семью на всю жизнь, родили семерых деток и воспитали всех толковыми людьми. И выдали замуж/женили на таких же толковых невестах/женихах.

Любовные романы повествуют об инстинктивных позывах полового влечения и его реализации. Были потрясающе модны романы о развратниках Ловеласе и Фобласе. Повествовали эти (и другие) романы о серийном соблазнении чужих жён и девственниц. Книги изобиловали эротическим сценами. Разврат насаждался подрастающему (и не только) поколению в промышленных масштабах.

Вот, например, содержание романа "Кларисса": Юную девушку Клариссу хотят отдать за нелюбимого. Коварный соблазнитель Ловелас узнаёт об этом и решает использовать беду девушки в своих целях. Он убеждает её бежать и живёт с ней в притоне. Кларисса не отвечает взаимностью на влечение мужчины. Тогда Ловелас опаивает её снотворным и овладевает ею.

https://alexandernikolaevichbiryukov.ru/images/Lovelas.jpg
Ловелас ездит по ушам Клариссе и увозит её в бордель

В конце галантного века в топовые авторы выбился маркиз де Сад. Что восхвалял он – все мы прекрасно знаем, детализировать нет желания.

К чему привёл этот матриархальный перекос? К революции и последующим ужасам, которые длились до прихода к власти Наполеона.

Рядом с Францией была Англия. Казалось бы, зараза должна была проникнуть туда в первую очередь. Ан нет. Большое влияние пуританских настроений в Англии и строгость англиканской церкви спасли страну от того, что постигло Францию.

А вот российская императрица Екатерина очень боялась повторения в империи французского сценария. Потому что Россия в те времена преклонялась перед всем французским и копировала оттуда все гадости. Соответственно, зараженность «галантной инфекцией» была куда значительнее, чем у Англии, например.

Можно ещё упомянуть расцвет фривольной литературы во Франции в середине XIX века, когда страну раздирала ещё одна революция. Можно вспомнить противоположный пример – усиление патриархального вектора во времена правления королевы Виктории. Она своей правильной политикой, в том числе и семейно-информационной, придала империи такой импульс, что при её наследниках страна стала величайшей на планете. И в территориальном отношении, и в экономическом, и в политическом.

К сожалению, история учит нас тому, что никого она ничему не учит. Наше общество с куражом безумного повторяет все те же ошибки, которые я многократно описал здесь. Полагаю, что не надо рассказывать историю феминизма, «сексуальной революции», описывать современное насаждение извращений, половой распущенности, продвижение антисемейной пропаганды. Всё это известно, а кому нет – читайте мои статьи, тут их сотни.

Повторю, что задают матриархальный вектор совсем даже не женщины. Они его подхватывают и развивают, но не задают. Инициаторами всей этой заразы становятся мужчины. От жадности ли, от скудоумия ли, от похотливости ли – не важно.

Ожидаемо, что и результаты у этой современной вакханалии будут такие же, как и в аналогичных исторических ситуациях. К моему большому сожалению.
Tags: Запад, Римская империя, государство и нравственность, история Запада, история Западной цивилизации, матриархат, нравственность на Западе, пропаганда разврата, разложение общества
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments